Боеприпасы

Где-то в зале ожидания истошно визжали девушки, сея неразбериху и панику среди остальных людей.
— Как в Left 4 Dead, — шепнул один из парней стоящему рядом приятелю.
— В ушах звенит, — ответил тот. — Есть чем отстреливаться?
— Ты же знаешь, у меня из боеприпасов только собственное обаяние.
© "Я буду ждать тебя на мидлайне", Анастасия Энн

Дракон

«Неожиданный поворот, — подумал Гневион, — с мужской особью потомства не заведешь. Он такой мелкий, что даже яйца высидеть не сможет».
© "Чёрный принц и Белая пешка", Анастасия Энн

Повелитель Инфернуса

Этот мир очень давно не знал другого короля… Так что же станет с Инфернусом, когда его возглавит другой правитель?
Даже отсюда Владыка слышал мысли собравшихся демонов, и каждый из них жаждал Его крови. Отрадно, что Он даже не думал убегать. Напротив – решил принести себя в жертву, вложив им в руки оружие. С этими думами Он и вошел в тронный зал.
© "По велению Владыки демонов", Анастасия Энн

Верная дорога

Каждый понимал, что, когда ты идешь по пути к мечте, нужно выбирать ту дорогу, которая ведет именно к ней, а не к приемлемым компромиссам.
© "Я буду ждать тебя на мидлайне", Анастасия Энн

Контракт

— Какая надобность была выкупать мой контракт, Фуджита-сан? — тихо спросила тайю.
На что воин раздраженно ответил:
— Никто и никогда больше не будет обладать тобой. Никто больше не возьмет твоего тела, по твоему желанию или вопреки ему. Теперь у тебя только один господин.
(диалог, убранный из финальной версии «По велению Владыки демонов»)

Цветок Жизни

Когда-то давно на Древе Мироздания, что простирало свои ветви, иссушенные временем, во все уголки Вселенной, завязал хрупкий бутон Цветок Жизни. Его огненно-красный цвет пылал так ярко, что оживать начала даже Старая Черепаха, на панцире которой покоился молодой мир. Этот свет привлекал всех мыслящих существо, которых только могло породить Древо, но его яростно охраняли Дети рассвета, прибытие которых и ознаменовало цветение. Они были молодыми богами, рождение которых явилось ошибкой умирающей цивилизации. Прах некогда живых существ породил невиданный по своей силе Огонь, во чреве которого и должен был вот-вот расцвести бутон.
И она, как одна из Первого поколения, чувствовала свою незыблемую связь с Цветком Жизни, ибо часть её самой бежала древесным соком по узким сосудам Древа Мироздания. Её создатель, её учитель — одним словом, её отец — когда-то вместе с остальными принёс себя в жертву, дабы сохранить хоть часть наследия их цивилизации. Поэтому с момента своего рождения она была привязана к истоку самой жизни на Земле. И когда их семья начала рости, появились Боги ВТорого поколения, появились полубоги, все силы Хранителей Рассвета были сосредоточены на взращивании культуры предков в условии новой цивилизации.
Сколько минуло лет, уже никто не помнил, и Боги ушли на покой набираться сил и сортировать информацию в своей памяти. На Земле их осталось только четверо, среди которых вызвалась остаться и Нэт, одержимая идеей возродить в своём теле того, кто дал ей жизнь.
О нынешней жизни она имела чуть более полное представление, чем её братья и сёстры, поэтому каждый день своей земной жизни был ей всё более интересным. Нэт наблюдала за жизнью своих детей, находила сходство между их поведением и поведением Богов, жаждущих страсти и развлечений, не отдающих себе отчёт в том, кто именно является объектом их страсти. Это могли быть как Боги, так и люди, поэтому в то время появилось чрезвычайно много полукровок: людей с божественной ДНК. Так что, когда проповедники говорят, что в каждом человеке есть частица Бога, не сомневайтесь в их словах. Ведь это единственная неоспоримая истина.

Иллюстрации

Старые работы в #Photoshop, делались для одного из рассказов по #Warcraft. Так я его и не дописала, откровенный бред стал вырисовываться, хотя задумка мне до сих пор нравится.

Верность

Прохладный легкий ветерок, дувший с гор, колыхал его длинные, до плеч, черные волосы, глаза горели, но ни один мускул на его лице не дрогнул.
— Адмирал… – сорвался с моих губ шепот, и все войско склонилось еще ниже при звуке его имени.
— Я могу не разделять твоего мнения, — шепчет он, опускаясь на одно колено передо мной и прижимая к левой половине груди, в которой еще бьется живое сердце, местами треснутый шлем. – Но я сделаю все, о чем ты попросишь.
© "Война", Анастасия Энн