Враги

— Ты же сама видела, — тон советника изменился, — навыки ближнего боя у одиктов плачевны.
Адиканишь кивнула, а Нирвасэн, выдержав паузу, многозначительно добавил:
— И насколько искусны опасты клана Полуночи.
— Только если у них достойный наставник.
— Многих из них обучал я.
— И ты отлично воспитал врагов Короны.
© "По велению Владыки демонов", Анастасия Энн

Лилит

Он уже был там, откуда доносились восторженные визги Лилит. На кончиках ее пальцев плясал огонь, опаляющий демонов ее клана.
— С той же силой, с которой я сжигаю вас, я могла бы вас защищать! — шипела она.
© "По велению Владыки демонов", Анастасия Энн

Повелитель Инфернуса

Этот мир очень давно не знал другого короля… Так что же станет с Инфернусом, когда его возглавит другой правитель?
Даже отсюда Владыка слышал мысли собравшихся демонов, и каждый из них жаждал Его крови. Отрадно, что Он даже не думал убегать. Напротив – решил принести себя в жертву, вложив им в руки оружие. С этими думами Он и вошел в тронный зал.
© "По велению Владыки демонов", Анастасия Энн

Контракт

— Какая надобность была выкупать мой контракт, Фуджита-сан? — тихо спросила тайю.
На что воин раздраженно ответил:
— Никто и никогда больше не будет обладать тобой. Никто больше не возьмет твоего тела, по твоему желанию или вопреки ему. Теперь у тебя только один господин.
(диалог, убранный из финальной версии «По велению Владыки демонов»)

Кондиция

Есть же нормальные писатели: просто садятся и излагают свои мысли на бумагу. А мне сперва необходимо довести себя до нужной кондиции, когда проза сквозь поры кожи сочиться начинает.

Желание

Мне нельзя ему доверять. Мне нельзя его любить…
Нельзя любить эти волосы цвета ночного неба, длинные пряди которых обрамляют белоснежную тонкую шею. Хочу прикоснуться к ним кончиками пальцев, ощутить их мягкость. Не волнуясь о том, что скажут другие, просто уткнуться в его волосы носом, жадно вдыхать их запах.
© "Интересно, какие эти губы на вкус", Анастасия Энн

Верность

Прохладный легкий ветерок, дувший с гор, колыхал его длинные, до плеч, черные волосы, глаза горели, но ни один мускул на его лице не дрогнул.
— Адмирал… – сорвался с моих губ шепот, и все войско склонилось еще ниже при звуке его имени.
— Я могу не разделять твоего мнения, — шепчет он, опускаясь на одно колено передо мной и прижимая к левой половине груди, в которой еще бьется живое сердце, местами треснутый шлем. – Но я сделаю все, о чем ты попросишь.
© "Война", Анастасия Энн

Наследник короны

Ладонь демоницы легла на щеку бога, чуть поглаживая кончиками пальцев по-детски нежную кожу.
– Да, ты был рожден моей безграничной любовью, неудержимой страстью к человеку, и желанием быть единой с ним. Мы были вместе совсем недолго, но этого времени было достаточно, чтобы ты появился на свет. Прости, что не поняла этого раньше. Прости, что не догадывалась о твоем существовании.
© «Наследник короны», Анастасия Энн

Ночь

Ночь пробралась в комнату легкой поступью холодного ветра, лунным сиянием, что разлилось по полу лужицей молока. Шуршали развиваемые ветром шторы, за окном наперебой стрекотали сверчки. Где-то далеко слышались звуки ночного города, но они не могли развеять чары, сковавшие юную стражницу.
Ночь подкрадывалась все ближе, наполненная запахом волшебства и обнаженной мистики. Она вошла в комнату и присела на край кровати. Сквозь сон Токо почувствовала, как примялись пружины матраса. Щеки коснулось теплое дыхание и у самого уха губы прошептали: «Ты же помнишь меня?»
© "Феномен инкуба", Анастасия Энн

Мой

Из-за его внушительного роста и непропорционального тела он казался худым, хотя на самом деле был довольно громоздким. Стоя рядом с ним, ну или сидя, как сейчас, у меня возникало какое-то паническое, не поддающееся рациональному объяснению, чувство, что надо мной нависает гора. И, наверное, из-за этого я любила его еще сильнее, нежа и лелея пьянящую мысль, что он весь-весь, такой большой, такой высокий, целиком и полностью мой.
© "Помнишь меня", Анастасия Энн