Пара

Недостаточно, когда кто-то один тянется за своим партнером, пытается становится лучше. Эти стремления должны быть взаимными, иначе ведущему быстро наскучит ведомый. Оба элемента взаимоотношений должны благотворно влиять друг на друга.

Одобрение

Для того, чтобы вступать в сексуальные отношения, мне не требуется одобрение родственников и государства. Почему такое же положение вещей не устраивает сексменьшинства?

Любовь требует инноваций

Прежде у меня никогда не было сомнений: человек должен полюбить меня такой, какая я есть. Со всеми моими недостатками и достоинствами. Иначе получается, что любить он будет не меня, а ту, какой он хочет меня видеть. Всё так, но я не учитывала одного: полюбить-то полюбит, однако любовь требует инноваций. Мы взрослеем, меняемся, так и чувства внутри нас должны становится мудрее и старше. Их не нужно бросать без присмотра. За ними нужно ухаживать, взращивать, лелеять, удобрять. И если любимый вдруг скажет: «Дорогая, кажется, ты поправилась», нужно не сопли по лицу растирать, приговаривая «Он совсем меня не любит». А торопиться в спортзал, выходить утром на пробежку, ограничить себя в сладостях, уверять себя в том, что «Ты будешь любить только меня, и на другую даже не взглянешь!»
Мужчины любят глазами, и наша красота не должна увядать с годами. День ото дня, из года в год, мы, девушки, обязаны становиться только краше. И если раньше я говорила «Пусть любит, такой, какая я есть: не нравится — не ешь», то сейчас я мечтаю о словах «Тридцать отжиманий от пола — иначе никакого секса!» Я хочу, чтобы мой мужчина мотивировал меня становится умнее, красивее, интереснее, а не довольствоваться тем, какой я была, когда он меня полюбил.

Не достаточно

Для кого-то мы недостаточно красивы, для других — недостаточно умны, для третьих — недостаточно доступны, для четверых — недостаточно покладисты… А кому-то просто не достаточно нас.

Холодно

Как же холодно. Тело уже не в силах вырабатывать тепло и бороться с проникающим за шиворот ледяным ветром, минующим даже повязанный вокруг шеи широкий черный шарф. Руки, обтянутые кожаными утепленными перчатками, прячу глубже в карманы, но пальцы все равно как будто чужие, холодные.
Встречный ветер ранит тонкую кожу лица, режет влажные от слез глаза. Дыхание замерзает, не успев вырваться изо рта…
Ностальгия терновыми объятиями сжимает грудь, шипы ранят сердце. И каждый вздох отзывается болью.
Я вспоминала о тех днях, когда была свободна… Когда еще была способна на чувства… Когда на мне не лежала печать судьбы.
Расширенный разум, иное мировоззрение, доступные знания — они дарят волшебное наслаждение, возможности кружат голову…. И истощают.
Размериваешь жизнь, рационально расходуешь силы, питаешься скудными крохами солнечной пыльцы. Зимой так мало пищи, мир вокруг отдыхает.
К этому сложно привыкнуть.
Рвешься вперед, надрывая жилы, идет носом кровь. Зрение зло подшучивает над тобой, поселяя в голове соблазнительные образы, наполненные чувственной красотой. Слух улавливает звуки, которых даже просто не может быть в абсолютной тишине. Лишь стук сердца, казалось, омертвевшего и пустого.
Готова стерпеть все, уже смирилась. Нашла способы восстановления. Но отчаяние оттачивает злобу. Ведь когда-нибудь, точно знаешь, не можешь сделать вздох, и от недостатка питания скрутит тело, и безмолвные слезы потекут из глаз.
Даже одной так тяжело выжить, а приходится рвать себя на куски, кормить тех, кто впервые поднялся на ноги, кто делает первые шаги. Или насильно разжимать губы и вкладывать манну небесную тем, кто ничего не хочет делать, кто погряз в догматах и самообмане, кто не готов скинуть грязные одежды со своих уставших плеч. Общение с ними – пытка, они осушают тебя до самого дна.
Читать дальше →