Архидемоны

По силе они были сравни опастам, гораздо уступающей силе демонов королевских кровей. Но они превосходно владели всеми видами боевых искусств, а самое главное – им подчинялись Тени, потоки Инфернуса, пронзающие все мироздания. То есть по сути архидемоны были опасными, а потому – крайне не любимыми существами, как опастами, Темными генералами, так и всей королевской семьей вкупе. Они подчинялись приказам только Владыки демонов и служили Ему верой и правдой. У них не было амбиций и честолюбия дюр, они не искали выгоды. Однажды дав клятву всегда и во всем следовать воле короля, они беспрекословно следовали ей и теперь. Принимая во внимание все эти факты, можно сделать неутешительные выводы о том, что архидемоны представляли собой самое грозное оружие Инфернуса.
© "По велению Владыки демонов", Анастасия Энн

Этапы взросления Андуина Ринна

Принц Штормграда известен нам с первых шагов в World of Warcraft, даже тем, кто начинал играть ещё на Ванилле в далёком 2004 году. Девятилетний мальчик во главе Альянса, от имени которого правят регенты леди Катрана Престор и лорд Болвар Фордрагон. Его мать умерла, отец бесследно исчез. Может, поэтому он так рано повзрослел, ощутив тягу к знаниям и жреческому искусству. Добрый, миролюбивый Андуин Ринн является полной противоположенностью своего отца Вариана. Это становится очевидно, когда король возвращается в Штормград. Однако со временем они многому научили друг друга: что иногда лучше прибегнуть к дипломатии, чем вступить в сражение, что мир не построить без войны. По сути мы взрослели вместе с принцем, наблюдали становление его личности. Кто-то презрительно кривил губы, выплёвывая слово «пацифист» как оскорбление. Кто-то был уверен, что за этим мальчиком будущее. И вот будущее наступило…

Читать дальше →

Оружие

Наивно полагать, что русов можно победить, подкинув им интернет, планшет, компьютер, смартфон. Мы не тупеем от новых технологий, мы лишь обучаемся и познаем новое и неизведанное. Любое оружие, обращенное против нас, это оружие, которые нам вкладывают в руки. Как меч, острием нацеленный нам в грудь, эфесом ляжет в раскрытую ладонь.