Иллидан - идеал

Настоящий мужчина должен быть как Иллидан: бабы за ним толпами бегают, а он любит только одну. Искушен в любви и в магии, великолепно владеет глефами, сумеет защитить от любой напасти. Красивый и сильный. Ну, и пожрать сготовит без проблем.

Особенный взгляд

Теперь, спустя много лет, я понимаю, что меня никто по-настоящему не любил. Возможно, все те парни и молодые мужчины, что признавались мне в чувствах, были очарованы мной, испытывали симпатию, но всё-таки не любили. Я пытаюсь вспомнить, взглянуть в их глаза: ни один из них не смотрел на меня по-особенному. Так, как будто на уме у него гораздо больше, чем он может выразить словами. Так, словно он смотрит на истинное сокровище. Этот — особый — взгляд должен говорить о многом, но о чём, мне не ведомо. Ведь никто по-настоящему меня никогда не любил.

Неравная любовь

Самое главное в жизни девочки – вовремя понять, где следует отступить, а где – идти напролом. Но Асако отличалась не только заурядным умом, но и полным отсутствием чутья. Любая другая девочка поняла бы, что пытать счастья со взрослым мужчиной не стоит. Ну, если только ты в тайне не желаешь упечь его в тюрьму за совращение несовершеннолетней. Однако, Натсуме была настроена решительно, уверена, что Мицуеши – ее единственная любовь. Типичная ошибка столь юных девушек.
© "Как вырастить идеальную женщину", Анастасия Энн

...

Мужчина был, как минимум, на голову выше всех прохожих. Солнечные блики играли не его смуглой коже. Черные, как смоль, волосы ласкал легких ветер, а в темно-карих глубоких глазах тонула Вселенная, вспыхивая блеском взрывающихся звезд. На его крупных пухлых губах цвели бутоны роз, источая волнующий аромат. Он шел по асфальтированным дорожкам, оглядываясь по сторонам, как будто искал кого-то.
© «Семья», Анастасия Энн

Двойные стандарты

Всем знакома история о любви служанки и аристократа, когда благородный мужчина пренебрегает устоями и берет бедняжку в жёны.
А теперь представьте, что леди влюбляется в бедняка и выходит за него замуж, начхав на положение в обществе. Не можете, правда?