Если Рай на земле и существует

Когда я вижу бескрайние поля, залитые солнечные светом, цветущие луга и массивы дремучих лесов, бесконечную цепочку горных кряжей и бездонные океаны, звездные ночи и снега, раскрашенные северным сиянием, когда мой взор услаждает вся красота мира, я понимаю, что хочу всё это разделить только с тобой. Каждый рассвет и каждый закат. Первые весенние цветы и увядающую листву деревьев по осени. Хочу, чтобы весь белый свет, неповторимый и чарующий, принадлежал лишь нам двоим.
Если Рай на земле и существует, то только там, где есть мы.

Шанс

Я стояла посреди беснующейся толпы, запрокинув голову и вперив пустой взгляд в огромное черное небо, усеянное ослепительно яркими звездами. Сильные гибкие тела извивались рядом со мной в диком танце, подчиняясь единому ритму. Их движения были синхронны и гармоничны, и от барабанного боя сотрясались не только земля, но и небеса.
Глаза медленно наполнялись слезами, ощущение большой трагедии сейчас волновало сердце абсолютно каждого человека. Мы не знали, что уготовано нам судьбой, что случится с нами и нашей планетой, но эти дикие танцы на устланной каменными плитами площади у подножия храма были подобны крику отчаяния… или крику о помощи.
А я просто стояла, не в силах пошевелить не единым членом, мое сознание отобрало все мои силы. Я наблюдала движение неба над головой, и вдруг поймала себя на мысли, что ощущаю вращение планеты. Дух захватывало от ощущения, что под ногами, в общем-то, и не такая устойчивая поверхность, а мир с бешеной скоростью мчится в бесконечность. Голова кружилась, что я едва не теряла сознание. От чувства, что я возвышаюсь над миром, и моя голова чуть ли не касается облаков, к горлу подкатывала тошнота. Тело сотрясается мелкой судорогой, начинает казаться, что ветер свистит в ушах — и я просто падаю в бездну.
Оглядываюсь по сторонам — вверх снопы искр мечут костры, и уже нет сомнений, что я могу перейти за край и при желании вернуться обратно.
Это не было похоже на смерть. Я не видела, как душа покидает тело, как медленно воспаряет к небесам. Возможно, я и не жила никогда, чтобы сейчас умереть… Я просто объяла всю Вселенную, увидела ее в полной мере и во всей красоте. Огромная, живая, пульсирующая, почему-то мне напомнила нераскрывшийся бутон цветка. Такая же благоухающая и волнительная. Тревога начала нарастать несколько позднее, как гул приближающегося осиного роя. И увидела тогда летящие навстречу друг другу тысячи метеоритов и комет, столкновения которых сотрясали материи. Они раскалывались на части и снова разлетались. И в этом тоже была жизнь, и своя гармония, и даже красота. И в постоянном круговороте пространства и материй, маленькая планета неслась мне навстречу, чтобы неизбежно погибнуть.
Читать дальше →

Друг без друга

Как и тысячи лет прежде, мы приходим в этот мир вместе. Мы нужны друг другу, мы чувствуем друг друга на расстоянии. Над нами не властно время, мы связаны неразрывно. Наши встречи не случайны – Судьба сама сводит нас, чтобы каждый мог начать отсчет с этого момента. И делаем первые шаги, опираясь на плечи людей, которым доверяем безгранично. Мы взращивали наши чувства веками, учились быть целым. Но пути наши расходятся, чтобы каждый имел возможность корректировать свою личность, невзирая на прогресс товарищей. Потому что, прежде всего, мы отдельные единицы сознания, и только потом – общее.
Я помню прикосновения ваших душ в этой жизни и всех предыдущих. Какое бы пространство не разделяло нас, мы дышим одним дыханием. Вибрации наших материй синхронизированы на одной частоте. Смерть любой единицы пройдет болевым импульсом по нашим сознаниям. Мы оберегаем и храним друг друга, ибо МЫ – единственное, что есть у каждого.
Вы так дороги мне, и так далеки. Я слышу биение ваших сердец, где бы оно ни звучало. Мы приходим в этот мир вместе, живём поврозь и умираем поодиночке. Чтобы вернуться вновь и начать всё сначала.

Рай существует

Когда я вижу бескрайние поля, залитые солнечные светом, цветущие луга и массивы дремучих лесов, бесконечную цепочку горных кряжей и бездонные океаны, звездные ночи и снега, раскрашенные северным сиянием, когда мой взор услаждает вся красота мира, я понимаю, что хочу всё это разделить только с тобой. Каждый рассвет и каждый закат. Первые весенние цветы и увядающую листву деревьев по осени. Хочу, чтобы весь белый свет, неповторимый и чарующий, принадлежал лишь нам двоим.
Если Рай на земле и существует, то только там, где есть мы.

Устои семьи

Устои нашей семьи всегда были просты. Мы были единым организмом, единой системой. Но и не сказать, что обходилось совсем без конфликтов: даже будучи частями единого целого, каждый был индивидуальной личностью, и к общему мнению могли придти разве что супруги одной пары. Но мы умели искать и находить компромиссы.
Однако тогда мы еще не знали, что в наш быт вмешается нечто такое, чему мы не сможем противостоять.
Наша семья состояла из тридцати двух человек, или шестнадцати пар. По какому принципу сложились наши пары, нам неизвестно. Мы не строили отношения, как сейчас это принято среди наших потомков. Мы просто вышли из Голубого сияния все вместе, держа за руки своих супругов. Как будто мы были рождены близнецами. Собственно, мы никогда и не ставили эту идею под сомнение. Мы были уверены в том, что являемся детьми единого Отца. Мы были рождены Пламенем в тот день, когда наш корабль приземлился на планету, целиком покрытую водной гладью.
Это не было похоже на тот мир, о котором нам рассказывали, и мы боялись, что при приземлении корабль уйдет под воду. Но приземлились мы на твердую поверхность. Когда корабль, пройдя через плотные слои атмосферы, разогрелся и воспламенился, его падение в водную среду вызвало испарение огромных масс воды. Вокруг корабля, насколько хватало глаз, простиралась выжженная земля, и мы, не зная сомнений, первыми ступили на нее.
Первые четыре пары, восемь существ, еще не полностью адаптированных к материальным телам, начали познавать окружающий мир. Мы обнаружили следы зарождающейся жизни, и помочь ей развиться — было основной нашей задачей.
Остальные члены нашей семьи предпочли погрузиться в сон, охраняя Голубое пламя Жизни, ставшее нашим Источником.
Мы с интересом преобразовывали окружающий нас мир. Он был чист и прекрасен. Он был первым, который мы увидели, так как родились незадолго до приземления.
Этот мир должен был стать нашим домом, и мы с готовностью приняли его сумеречные, от горизонта и до горизонта, затянутые свинцовыми тучами, небеса, горячие воды Мирового океана и песчаные белые отмели, которые напоминали обглоданные ребра огромного животного.
В тот день, когда мы покинули корабль, началась величайшая легенда, которой суждено будоражить умы и сердца миллионов наших потомков и по сей день.

Инфернус

Смерть всегда здесь правила бал. И в мире дюр она забирала не достойных, а – напротив, слабых, беспомощных, ни на что не годных. Она была неизбежной для тех, кто был глуп, кто уделял мало времени совершенствованию своих боевых навыков. В Инфернусе уважали только силу: будь ты хоть трижды умен и изобретателен, тебе не одержать победу в схватке с сильнейшим.
И весь пейзаж этого мира был воплощением суровой жизни дюр. Острые выступы скал на фоне лилового неба, горные хребты окаймляют бескрайние равнины. Земля где-то черная от золы, где-то серая от пепла, а там, где не ходят дюры, обильно растут полынь и лаванда. В часы рассвета и заката половину небосвода закрывает до красна раскаленный диск. Трава колышется даже от слабого ветра, и равнины становятся похожими на кровавое море.

© «По велению Владыки демонов», Анастасия Энн