...

Дезра листала страницы анатомического журнала, удерживая планшет так, чтобы свет, падающий на дисплей, не светил в глаза. Выбор литературы был неслучайным: конкретно ее интересовали последние достижения выращивания органов. Она никак не могла смириться с абсурдным решением замены ее сердца на механический аппарат. Искусственное выращивание живых органов было быстрее и экономичнее. То, что ей не стали делать пластическую операцию, дабы скрыть следы хирургического вмешательства говорило о том, что результат не был окончательным. Но тогда вставал другой вопрос: если планировалось завершить начатое, а конкретно — дать ей новое здоровое сердце, почему ей позволили уйти?
© «Моему сердцу», Анастасия Энн

Искусственное сердце

Некогда красивое тело моего возлюбленного превратилось в кусок изрезанного мяса, прошитого железными прутьями, имитировавшими ребра. Правая сторона выглядела неповрежденной, зато левая рука целиком состояла из металлических деталей – ни кусочка живой плоти.
На глазах у меня навернулись слезы. Это было чудовищно, так поступить с нами. Мы ведь верой и правдой служили Колониальному Союзу. За что? Я думала, что стала единственной, с кем обошлись подобным образом.
Руки сами тянутся к краю моей футболки и задирают ее наверх. Кажется, я уже знаю, что мне предстоит увидеть. Я помню…
Вместо груди у меня – металлическая пластина, а внутри – механизм, заменивший мне сердце.
© «Константа», Анастасия Энн

Сердце

Дезра решила, что прежде всего необходимо заставить тело привыкнуть к новому сердцу. Отторжение ей не грозило, но нужно было понять, как механический орган будет реагировать на сильные нагрузки. Зачастую она сама над собой посмеивалась, потому что это стремление к тренировкам теперь было совершенно необоснованным. Все это теперь позади, осталось где-то в прошлом вместе с военной карьерой. Но, тем не менее, каждое утро — пробежка, каждый вечер — силовые упражнения. Ни в каких случаях новое сердце не подводило, и всегда билось ровно, от чего становилось не по себе.
© «Стальные когти», Анастасия Энн