...

Это утро было необычайно светлым. Птицы еще не окончили петь свои песни, приветствующие восход, а солнце уже поднялось высоко и согревало по-весеннему тепло. Несмотря на оттепель, землю еще покрывала ледяная корка, намерзающая ночь от ночи. Поэтому на своих высоких гэта Айо ступала осторожно, при этом ее походка оставалась столь изящной, что ненароком на девушку засматривались все мимо проходящие мужчины. Их не пугал даже пронзительный взгляд ее спутника. Сайто молчал, не делая попыток срубить наглецам голову, но Айо казалось, что он запоминает каждого из них, чтобы встретиться с ними позже, но уже обнажив меч.
© «Демоны — прочь! Счастье — в дом!», Анастасия Энн

Больше солнца

Кажется, для того, чтобы войти в творческое состояние, мне нужно больше солнца.
Зимой надоела грязь, за весну осточертел снег… Так хочется тёплый солнечных лучей и ласкового ветра.

Гроза

Конец мая — и гроза! Неудержимая, бушующая гроза! И небо черно от низких туч. И порывы ветра, словно страстные объятья влюбленного мужчины.
Все, какими бы разными они ни были, любят грозу. Но никто ее не любит так, как я. Для меня гроза — откровение, чувственные ласки, стихийная страсть.
Она налетает внезапно, взъерошивает волосы, срывает одежды, поднимает на руки и касается поцелуем самого сердца.
Я чувствую Его еще в далеких раскатах грома, как будто шаги идущего навстречу. Он идет неспешно, но я ощущаю в Его тяжелой поступи нетерпение и надежду. И я размыкаю губы, желая Его поцелуев, и Он касается их первыми каплями дождя.
Он ласкает мою кожу теплыми потоками ветра, хаотичными, рваными, от накипевшей страсти и неутоленного желания. Закрываю глаза и отдаюсь Ему вся без остатка.
Он тихо шепчет о том, как нежно любит меня, и голос Его отзывается в шорохе листьев. И он ласкает мой слух легкой мелодией весны.
А порой Он не может сдержать своих эмоций, что распирают Его грудь, нарастая подобно снежному кому, и Он кричит о том, как сильно любит меня, во весь голос! И ему вторит гром! Он грохочет над моей головой, и я плачу от счастья…
Так умеем любить только Мы.
И я все еще помню, как очень давно Мы прятались от дождя под сенью дубового леса и не размыкали губ, и не разводили объятий.
Но сейчас только гроза напоминает мне о Его любви, напоминает мне о Его ласке.
Никто не любит грозу, как люблю я. Никто не ждет ее, как жду ее я. Чтобы снова ощутить на губах Его поцелуи, чтобы снова утонуть в Его объятиях, чтобы снова услышать Его сильный голос, пробуждающий в груди самые сильные чувства.

Отрывок из будущей повести

— Что Вас беспокоит, Сайто-сан? Какие мысли омрачают Ваше лицо?
Айо поставила перед ним чашку чая и засеменила к своему месту. Она всегда говорила так, как того требовал этикет. Всегда учтива и внимательна, как будто ей это доставляет радость.
Ее ждала блестящая карьера, и Сайто был рад, что она стала его женщиной еще до того, как молва о ней докатилась до императорского дворца. Только благодаря исключительному стечению обстоятельств она теперь принадлежит ему одному.
— Тебе не стоит волноваться об этом. Вполне достаточно того, что ты готовишь для меня чай.

© «Демоны — прочь! Счастье — в дом!», Анастасия Энн