...

Никогда прежде демон королевских кровей не испытывал ничего подобного – Адиканишь плакала от наслаждения, от осознания, что, наконец, этот мужчина с ней. Даже боль в стянутых бечевкой руках отступила, и девушка не сразу поняла, что Сайто просто развязал узлы, освобождая свою невольную пленницу.
— Тебя не раздеть, пока ты связана, — сказал он, будто оправдываясь.
— У Вас странные манеры, Сайто-сан.
— Простая предосторожность. Я не чувствую с твоей стороны угрозы, но не могу отделаться от мысли, что ты опасна. Ты лжешь, но не потому, что хочешь что-то скрыть, а потому, что боишься сказать правду.
© «По велению Владыки демонов», Анастасия Энн

Капитуляция

Каждый раз.
Безоговорочное поражение.
Она вновь сдалась на милость его воли, и Сайто принял ее капитуляцию.
Он хотел спросить, сдалась бы она так быстро другому мужчине, но других у нее не было.
© «Демоны — прочь! Счастье — в дом!», Анастасия Энн

Глава III, эпизод 8,5

Поднялся ветер, каких не бывает на этой земле. В такую погоду, когда разгуливается поздняя осень, сковывая морозом отошедшую ко сну природу, не бывает дождей – лишь изредка сыпет мелкий снег – и не бывает ветров. Весь мир отдан во власть безмятежности.
— Зачем искал меня? – спросила тайю, и Сайто не узнал этот голос. То была не кроткая любовница, неукоснительно следовавшая воле своего господина. То была повелительница, облик которой настойчиво всплывал в памяти.
Прежде, чем ответить, огромный демон почтительно склонился перед маленькой хрупкой женщиной:
— Ваш советник Нирвасэн просил разыскать Ваше Величество. Он обеспокоен ситуацией в королевстве.
Амагири взглянул на тайю исподлобья, будто спрашивая, можно ли ему продолжить, и она согласно кивнула на его немой вопрос.
— В Ваше отсутствие клан Адхират провозгласил Суриаст незаконно удерживающими власть. – Ветер усилился. – Леди Кроссзерия из последних сил поддерживает порядок во дворце. Без Вас, повелитель, нас ждет поражение.
— Нас? – Глаза Айо наполнились теплым светом. – Ты говоришь так, будто всю жизнь прожил в Инфернусе. Твои слова, Амагири, согревают мою кровь. Адхират сами выбрали себе участь, я уничтожу их всех.
На последних словах женщина отступила от мужчин на несколько шагов. Ее лица не было видно, добротное кимоно и свободного покроя хаори скрывали щуплое тело, но почему-то весь ее облик внушал дикий ужас.
Ветер завывал. Он срывал одежды и трепал волосы, что безжалостно хлестали по лицу и обнаженным рукам. Длинный тонкий хвост Амагири бился по воздуху подобно тугому кнуту. Резким порывом с волос Сайто сорвало шнурок, и темные пряди взвились вокруг его головы. Он почти ничего не видел, но продолжал всматриваться в темный силуэт впереди.
— Нам нельзя здесь оставаться, — обратился демон к самураю.
Ветер уже дул со всех сторон, и его потоки вливались в одинокую аморфную фигуру. Земля содрогалась, под черными небесами истошно вопило. Оглушительный треск и грохот сотрясали мироздание до самого основания. Над людьми и демонами мерцал светло-сиреневый купол, насквозь пронизанный искрящимися нитями.
— Что это? Длань kami? – Сайто кивнул наверх.
— Это разделительный барьер. Я возвел его, когда нашел повелителя. Ее сила так велика, что Она с легкостью уничтожит твой мир. Поэтому я предпринял меры, чтобы защитить ваш народ, — ответил стоящий рядом Амагири.
— Кто бы знал, что oni способны на такую заботу о людях.
— О людях? – демон мотнул головой, отметая предположение воина. – Здесь, на земле, проживает множество кланов демонов, в том числе и мой. Меня интересует только их благополучие.
Читать дальше →

Глава III, эпизод 8

Ночь зажгла фонари, россыпи которых блуждали по ярким переулкам района Шимабара. Одинокие блудницы разоделись в лучшие наряды, пошитые из самого дорого шелка, чтобы заманить в свои трепетные объятия мужчин. Айо смотрела на них с легким чувством ностальгии, вспоминая свою церемонию эрикаэ, но радовалась тому, что сама избежала подобной участи. В тот же день Сайто стал ее данна*, только таю узнала об этом спустя несколько дней, когда хозяйка гостиницы подошла к ней поздним вечером и недовольно проворчала: «К клиентам больше не выходишь». За обучение и содержание девушки, за ее дорогие наряды и украшения, она получила весьма внушительную сумму, которая сполна покрыла задолженность по контракту.
На вопрос, какая была необходимость выкупать контракт, воин раздраженно ответил:
— Никто и никогда больше не будет обладать тобой. Никто больше не возьмет твоего тела, по твоему желанию или вопреки ему. Теперь у тебя только один господин.
— Айо! – прогремел с порога сильный голос. Створка сёдзи отошла в сторону как раз в тот момент, когда девушка отвела взгляд от окна. На пороге стоял Сайто, и, судя по всему, он был сильно обеспокоен.
— Собирайся скорее, нам надо уходить, — продолжил воин уже мягче.
Тайю лишь сдержанно кивнула и без вопросов принялась собирать в узел свои пожитки. Сайто обратил внимание на то, что она не брала дорогие кимоно и украшения – только самое нужное, необходимое.
Босыми ногами она пробежала к нему через всю комнату, готовая отправиться за своим мужчиной на самый край света, и только тогда заметила, что вся одежда Сайто в крови.
— Ты ранен?
Девушка схватила воина за ворот кимоно, намереваясь его раздеть и осмотреть.
— Это не моя кровь. – Он накрыл ее ладонь своей и нежно сжал пальцы, будто успокаивая. – Готова?
— Да! – решительно кивнула Айо и последовала за избранником на улицу.
Читать дальше →

Глава III, эпизод 5

Он спал по-детски безмятежно, и даже утренняя суета Киото не могла потревожить его сон. Такое было возможно только рядом с ней, это замечала и Айо, и этому удивлялся сам Сайто. У него было много врагов, многие люди желали ему смерти, поэтому что такое крепкий сон, воин уже успел забыть. Он привык быть всегда начеку, но рядом с Айо все тревоги отступали. Сайто догадывался, что с его избранницей что-то нечисто – волчий нюх не обманешь, но она искусно уходила от ответов на любые вопросы. Единственное как-то раз он спросил: «Ты ками?», а она лишь, улыбнувшись, ответила: «Я, скорее, по другую сторону». Этого ему вполне хватило, чтобы укрепиться в своих догадках.
А Адиканишь просто нравилось его дразнить. Ей это доставляло какое-то извращенное удовольствие. И еще она с радостью играла роль простой женщины, официантки в гостинице Шимабара. Но самой любимой ролью было – быть просто возлюбленной Сайто Хаджиме. Вопреки ее ожиданиям он умел любить, что, казалось, никак не соответствует образу хладнокровного убийцы. Любил он открыто, не ища оправданий и отговорок, не стесняясь собственных чувств. Проявлял заботу и внимание, может быть, по-мужски скупо, но Адиканишь это казалось чем-то особенным. Ей нравилось даже то, как он порой смотрит на нее, наблюдает со стороны, как она заваривает чай, как наливает сакэ. И, поймав его взгляд, в котором совершенно невозможно было прочитать его мысли, она улыбалась в ответ и прилагала еще больше стараний, чтобы ее движения были изящнее, красивее. Потому что ему это нравилось!
Он никогда не говорил слов любви, но Адиканишь этого и не ждала. Ей было достаточно просто того, что он рядом. Несмотря на суровый взгляд и неумение улыбаться. Будучи в мужской личине, она бы дала ему фору в напущенной строгости, но боялась не то, чтобы заикнуться о существовании у нее мужской формы, но даже просто допустить возникновения подозрений в том, что Айо и Адиканишь как-то взаимосвязаны. Он видел их обеих – и принял человеческую женщину, отвергнув демоницу. Поэтому, чем дольше Сайто будет пребывать в неведении, тем дольше будет оставаться рядом с ней.
После того, как Хаджиме выкупил контракт Айо с владелицей чайного домика, она стала свободной и могла идти куда угодно, но предпочла находиться в столице. Здесь под ее присмотром были отступнические кланы демонов, дворец императора и казармы Шинсенгуми. Девушка жила в своих старых апартаментах в гостинице, и Сайто всегда оставался у нее на ночь, в ее постели, сонно прижимая девушку к себе. Да так крепко, словно боялся потерять.
Читать дальше →

Глава III, эпизод 4

Война так война. Пленных не будет: либо ты победишь, либо проиграешь. Право слово, Адиканишь столкнулась с подобным впервые. Обычно дюры требовали Ее внимания, а теперь все наоборот: Ей предстоит бороться за сердце человека. Отступать Она не планировала, да и это был весьма интересный опыт в Ее жизни.
По началу слова Хаджиме полоснули болью. Она приняла на веру то, что он сказал. Он отверг Ее любовь именно в тот момент, когда Она больше всего нуждалась в нем. Но затем три дня одиночества и беспробудного пьянства помогли королеве выработать план действий. Во-первых, Она поняла, что Сайто бежит от любви и привязанностей. У него были женщины, которые удовлетворяли его сексуальные потребности, и этого молодому мужчине было вполне достаточно. На вид лет двадцать пять – еще совсем мальчишка! Во-вторых, он был рожден в семье самурая и с детства воспитывался в строгих законах Бусидо. Для него сейчас на первом месте стояли другие ценности: долг, честь, мужество, отвага и верность своим идеалам. И тут вдруг какая-то девушка (по человеческим меркам Она выглядела, наверное, совсем юной) начинает активно добиваться его внимания. В этом всегда была трудность дара Адиканишь: когда видишь будущее, буквально пропускаешь через себя человека, который в этом будущем есть, невозможно не переживать те смутные видения, являясь по сути их очевидцем. Они уже перестают быть только возможным будущим, они становятся воспоминаниями. После такого сложно осознать факт, что человек из твоих воспоминаний не хочет тебя и не принимает тебя. Да, это больно. Это уродует душу. И в один момент эти шрамы, рваные раны, весь ужас, что таится внутри — оголяются.
Решение было принято, хотя далось не без труда. Чтобы завоевать сердце самурая, нужно стать его жизнью. В этой игре нет места Владыке демонов, а значит, от этой личины придется избавиться. На авансцену выходит женщина. Однако недостаточно быть просто красивой и сильной. Необходимо стать прекрасной, необходимо стать неотразимой. Нужно стать солнцем, подобной цветку лотоса.
Читать дальше →

Глава III, эпизод 3

Выслеживание всегда давалось Йятри нелегко, а этот полукровка как будто играл с ним, ускользая в самый последний момент. Вряд ли это получалось намеренно: не мог Рейга знать, что на него ведется охота, что приказ убить его поступил лично от Владыки демонов. Да и Йятри был слишком осторожен, хотя дюры столь высокого ранга не приспособлены скрываться в Тенях. Они не знают жалости и обладают невероятной силой, а потому всегда атакуют напрямик и убивают мгновенно. Поэтому все эти предварительные ласки, игры с жертвой, им были совершенно чужды.
Некроманта полудемона надо было убить. Быстро и незаметно. Он мешал планам Владыки демонов и имел на руках древнейший фолиант огромной силы. Но сейчас к нему было не подступиться. Рядом с Рейгой постоянно находились двое Темных генералов и четверо опастов. А королева явно дала понять, что свидетели им ни к чему. Йятри уже подумывал, каким образом возможно уничтожить всех одновременно, сразу, одним ударом, чтобы и приказ выполнить, и свидетелей не оставить. Но рисковать пока нельзя, необходимо выждать.
Мановением руки советник всколыхнул тени. Тьма заструилась под ногами, задрожала, обступила его со всех сторон, скрывая от глаз. Перемещаться подобным образом могут разве что только архидемоны, непобедимые убийцы Инфернуса, и никому более, ни опастам, ни даже одиктам, это искусство недоступно. Благодаря этому умению, архидемоны всегда оставались недосягаемы для демонов, ангелов или людей. Их нельзя было выследить, предугадать их путь. Несмотря на силу Первых демонов, которой обладал Йятри, он все равно весь сжимался изнутри от страха перед этими существами. Даже у Владыки демонов мороз пробегал по коже при одном лишь упоминании цепных псов Инфернуса.
Та первая встреча с одним из архидемонов на заре их молодости глубоко засела в памяти Йятри. Тогда он был неопытен и далеко не так могущественен, и эта встреча могла окончиться для него смертью. Но архидемон, внемля угрозам старшей дочери Суриаст, отступил.
По возвращению в Инфернус Йятри не на шутку увлекся изучением этих демонов. Они отличались от Первых дюр, отмеченных печатью грехопадения. Их предки населяли Инфернус задолго до прибытия падших архангелов. А после – стали основой королевской армии, получая высокие чины и звания. Было не редкостью, когда между дюрами заключались кровосмесительные браки, в результате которых и рождались архидемоны. Одикты их недолюбливали, потому что архидемоны приходились им кем-то вроде младших братьев, а сами из себя мало что представляли. По силе они были сравни опастам, гораздо уступающей силе демонов королевских кровей. Но они превосходно владели всеми видами боевых искусств, а самое главное – им подчинялись Тени, потоки Инфернуса, пронзающие все мироздания. То есть по сути архидемоны были опасными, а потому – крайне не любимыми существами, как опастами, Темными генералами, так и всей королевской семьей вкупе. Они подчинялись приказам только Владыки демонов и служили Ему верой и правдой. У них не было амбиций и честолюбия дюр, они не искали выгоды. Однажды дав клятву всегда и во всем следовать воле короля, они беспрекословно следовали ей и теперь. Принимая во внимание все эти факты, можно сделать неутешительные выводы о том, что архидемоны представляли собой самое грозное оружие Инфернуса.
Читать дальше →

Часть III, эпизод 2

Канделябры, развешанные вдоль стен, слабо поблескивали позолотой в ровном сиянии свечей. Воск медленно оплавлялся, стекал вниз, застывая бледными лужицами на полу. Ничто не нарушало тишину, в которой слышался треск горящих фитилей. Даже воздух оставался недвижим. Лука не осмеливался дышать, глаза жадно выхватывали из полумрака холодный облик Владыки демонов.
— Привет, — непринужденно проронил король.
Он никак не ожидал этой случайной встречи, поэтому опаст заметил тень тревоги и сожаления на Его лице прежде, чем тот сумел скрыть свои чувства. За спиной повелителя с ноги на ногу перетаптывался камердинер с увесистой стопкой наверняка очень важных бумаг.
— Мы так давно не встречались, Ваше Величество. – Лука намеренно употребил обращение, которое могло быть адресовано как мужчине, так и женщине.
— Знаю, Лука. Суровое нынче время. Да и ты уже не нуждаешься в наставнике. – Обманчиво мягкий голос Владыки демонов морозом пробежал по коже дюра.
— Я стал сильным воином… — Лука проглотил свое «но», вновь кинув взгляд на притихшего камердинера: так им и не удастся поговорить без свидетелей. Теперь они друг другу не «ученик и наставник», не друзья и не любовники. Он –повелитель, Лука – всего лишь слуга. Темный генерал на службе короля.
— Я наслышан о твоих успехах, — кивнул Владыка демонов.
Снова неловкое молчание, и, стоя напротив друг друга, они не знают, о чем говорить. Случайная встреча совсем не была случайной, и Адиканишь знала об этом наверняка. Лука караулил Ее у дверей, ведь их спальни по-прежнему находились рядом. В душе шевельнулись странные эмоции, которым Она никак не могла найти объяснения.
— А я наслышан о Вашей грядущей свадьбе.
— Я пришлю приглашение, — натянуто улыбнулся Владыка демонов. Это было жестоко.
Читать дальше →

Глава III, эпизод 1

Старый королевский дворец, резиденция всех повелителей Инфернуса, был высечен в самой высокой горе, тень от которой заслоняла половину королевства на рассвете, и вторую половину – на закате. Некогда здесь разворачивались события, сотрясающие все слои мироздания. Стены этого замка помнят еще первых павших архангелов, жестокие сражения, подлость и предательства. Теперь он заброшен и почти опустел. Лишь в одном крыле проживали члены клана Суриаст, которые не пошли за Адиканишь, когда Она вступила в права Владыки демонов. Сайтрис горько усмехнулся: Она пошла на отцеубийство, чтобы защитить свою семью, и была ею отвергнута. Даже их мать, Исис Кроссзерия, не смогла простить своей дочери убийства Гарада, хотя, наверное, больше прочих понимала, что выбора у них не было. Те события могли повлечь за собой чреду страшных убийств, которые истребили кланы и Кроссзерия, и Суриаст. Погибла бы вся правящая династия. Она знала, но не хотела этого признать. Наверное, в каждой истории должен быть антигерой, и Адиканишь добровольно согласилась на эту роль. Ради клана, который не оценил Ее жертву.
Мысли о сестре пробудили старые воспоминания о тех временах, когда их жизнь была проще и беззаботней. Их не беспокоили дворцовые интриги, разногласия кланов, они наслаждались молодостью.
В пору было посмеяться над иронией судьбы: самым близким людям, самым родным на всем белом свете, никогда не быть вместе. Любили ли они когда-нибудь друг друга, кто теперь разберет, столько веков спустя?
Розы Черная баккара. Цвет свернувшейся крови, запах полной луны. Их лепестки медленно осыпались в плоскую чашу, наполненную водой.
— Зачем? – спросил Сайтрис, наблюдая за тем, как сестра потрошит бутоны.
— Так запах сильнее.
— Я приношу тебе цветы, а ты оставляешь от них лишь лепестки. Неужели тебя совсем не трогает их красота?
— Красота тленна, — прошептала Адиканишь в ответ. Она протянула брату одну из роз, и та в мгновение увяла и рассыпалась прахом.
Читать дальше →