Глава III, эпизод 6

Стояла ранняя весна, и в мире людей было весьма прохладно. Особенно сейчас, безлунной ночью, когда не редко случаются заморозки. Прежде не знавший холода, Лука зябко кутался в длинный бесформенный плащ. Был ли то холод в душе, то ли опаст, оказавшись в чужом мире, стал чувствителен к непогоде, подсказать никто не мог.
Демон чувствовал себя слабым, ненужным, беспомощным – даже выполнить приказ не смог. Надо было убить Божественный свет там, в Тосагаре, на глазах у некроманта, на глазах у всех стражей Звелт, чтобы знали, с чьей волей посмели тягаться. Но девушка и так была едва жива, так что пустить ей кровь Лука не счел уместным. Убийством слабого не станет грешить даже дюра. К тому же его мысли не оставляли слова повелителя: «Светоч не должен попасть в руки некроманта». Может, и в убийстве необходимости не было?
И сейчас эта девушка, мирно спящая у него на груди, была единственным источником тепла. Демон укрывал ее полами плаща, с ужасом понимая, что желает любой ценой сохранить ее жизнь. Чистейший божественный свет, сияние души ангела, неприкасаемая мощь – перед этими созданиями трепещут демоны всех рангов. Не испытывая страха, исходят благоговением. Потому что все, будучи детьми одного Отца, отличаются только тем, что ангелы ближе к первородному источнику силы. Лука верил, что когда-нибудь армия Инфернуса обрушит Небеса: дюры не терпят авторитетов. Возможно, именно Нирвасэн встанет во главе бесчисленного войска Владыки демонов, чтобы отомстить за попранные идеалы, за жертву той, которую утратил навсегда.
Демон опустил взгляд: причина этой возможной войны неосознанно прижималась к нему всем телом, ища тепла и поддержки.
Повелитель сказал: «Божественный свет необходимо уничтожить, и доверить это я могу только своему ученику». Почему именно Лука? Светоч лишен сил, любой демон сейчас способен сразить смертную женщину. Та же Элегия справилась бы с этим без проблем – с нифалемом разделалась словно играючи. Зачем нужен был Лука?
Читать дальше →