Битва

На победу не оставалось надежды – противник во много раз превосходил их отряд численностью. Но битва продолжится до последней капли крови с той или иной стороны. Обессиленная, она уже молила небеса о смерти, но рука Шаддара не позволяла той и близко к ней приблизиться.
© «Sacred (отрывки)», Анастасия Энн

Близнецы

Я была тебе и сестрой, в тот самый миг, когда мы были рождены из пустоты. Мы были рождены одновременно с этой Вселенной от безудержной страсти Гармонии и Хаоса, как плод запретной любви, когда две противоположности были едины. Но законы мирозданья таковы, что в природе не может существовать ничего столь гармоничного и столь хаотичного одновременно, ибо это претит любой логике. Некогда мы были цельным сознанием, но Бытие попыталось отделить наше гармоничное начало от хаотичного, не допуская возможности, что эти начала уже неразделимы. Нас разорвали на две равные части, в каждой из которых были одинаковые доли Гармонии и Хаоса. Наше существование попирало все законы мироздания и все нормы этики и морали, лишь одно оставалось неизменным — наши противоположности притягивались друг к другу. Мы будем вместе всегда. До смерти Вселенной, а, возможно, и после этого, потому что наша сущность, одна на двоих, — единственное, чего никогда не коснется тлен.
© «Помнишь меня», Анастасия Энн

Дружба с демоном

— Я надеялся, что ты благоразумнее, чем я думал, — проговорил Ино, едва завидел среди зелени копну рыжих волос.
— Почему? – удивилась Томоко, подходя ближе.
— Водить дружбу с демонами опасно.
— Я не могу бросить Вас на произвол судьбы.
— Именно это я и считаю неблагоразумным для такой юной особы.
© «По велению Владыки демонов. Предательство», Анастасия Энн

Голод

Маленькая ладонь едва удерживала крупную сочную грушу, тонкая кожица которой была пропитана ароматом меда. Пальцы сжимали фрукт, перекатывали в руке, оставляя на его поверхности небольшие порезы от острых ногтей. Иногда Адиканишь подносила грушу к лицу, но лишь прижималась к ее поверхности ноздрями, втягивая сладкий запах.
Что такое голод, она успела забыть. Минуло несколько веков с тех пор, как она в последний раз услаждала свой вкус. Но этот факт ничуть не тяготил Владыку демонов, напротив – так она чувствовала себя свободней, когда не знала нужды в чем-либо.
© «По велению Владыки демонов», Анастасия Энн

Брат и сестра

— Повелитель, расскажите нам о своем брате. Вы похожи? – спросил Луиз. Было заметно, что он сам удивился своей смелости, но сказанных слов уже не вернешь. Поэтому он постарался скорее скрыть свое смущение.
— Если речь о внешнем сходстве, то ничуть, — король улыбнулся. – Он красивее. А я – умнее.
— Одно лицо! – кивнул Нирвасэн. – В детстве их всегда путали. А сейчас просто отличия стали очевидны.
Острый взгляд Владыки демонов пригвоздил советника к месту. Не все способны оценить эту шутку, а те, кто поймут, могут стать весьма опасными врагами.
© «По велению Владыки демонов», Анастасия Энн

...

Секунды ожидания казались тайю бесконечными. Они тянулись медленно, подобно ленивому танцу пылинок, кружащихся в столбе солнечного света. Звуки стихли, лишь где-то далеко птицы своим пением пробуждали весну.
© «Демоны — прочь! Счастье — в дом!», Анастасия Энн

Пальцы

Руки сменяли друг друга, и вдруг круглые бока кисти сжали любимые пальцы, которые с одинаковой твердостью сжимали эфес меча или письменный атрибут. Если подумать, убить он сможет с легкостью любым из них.
© «Демоны — прочь! Счастье — в дом!», Анастасия Энн

Короткий миг

Айо подошла к Сайто ближе, осторожно коснулась кончиками пальцев его руки, и он ответил на ее жест коротким взглядом. Этого было достаточно, чтобы обменяться сотней признаний и стать ещё ближе друг другу. Всего за один короткий миг, которых в их жизни будет еще много, но все же не достаточно.
© «Демоны — прочь! Счастье — в дом!», Анастасия Энн

...

Это утро было необычайно светлым. Птицы еще не окончили петь свои песни, приветствующие восход, а солнце уже поднялось высоко и согревало по-весеннему тепло. Несмотря на оттепель, землю еще покрывала ледяная корка, намерзающая ночь от ночи. Поэтому на своих высоких гэта Айо ступала осторожно, при этом ее походка оставалась столь изящной, что ненароком на девушку засматривались все мимо проходящие мужчины. Их не пугал даже пронзительный взгляд ее спутника. Сайто молчал, не делая попыток срубить наглецам голову, но Айо казалось, что он запоминает каждого из них, чтобы встретиться с ними позже, но уже обнажив меч.
© «Демоны — прочь! Счастье — в дом!», Анастасия Энн

Цветы

Экзайл провел рукой по лицу, в тщетной попытке стереть едкий пот и, закрыв глаза, оперся на меч. В Стратхольме все еще валил черный дым от сожженных домов, пепел кружил в тяжелом воздухе, искры рассыпались по каменным мостовым.
Рыцарь отважно прокладывал себе путь к центру города-призрака, повергая в прах бывших жителей Стратхольма, что ныне стали служителями Плети. Паладин прошел по улицам, очистив их от скверны, и в конце своего пути узрел богатый цветник.
Часть оранжерей была иссушена, другая часть – сгорела в нещадном пламени, но посреди опаленных, высохших мертвых ветвей кустарника все еще росли последние в городе цветы. Они источали тонкий, едва уловимый в этом воздухе, наполненном тленном и гарью, аромат.
Экзаил стянул с рук латные рукавицы, достал из-за пояса длинный охотничий нож и срезал цветущие бутоны.
© «Стратхольмская Лилия», Анастасия Энн