+1.42
Рейтинг
0.00
Сила

Анастасия Энн

По велению Владыки демонов. Предательство

Автор: Анастасия Энн
Фэндом: Uragiri wa Boku no Namae o Shitteiru (UraBoku)
Основные персонажи: Рейга Гио, Владыка демонов, Токо Мурасамэ
Описание:
Почему клан Кроссзерия называют предателями, история старая и давно позабытая. Уже никто не расскажет, что произошло в мире людей в эпоху Хэйан, и почему в клане Гио был рожден мальчик, наполовину человек, наполовину — демон. События тех времён хранит лишь память Владыки демонов, Адиканишь Суриаст.
Это была победа. Неудержимая в своей жестокости. Когда новый король был провозглашен, миллионы дюр склонили перед Ним колени. Он стоял на террасе теперь уже своего замка, окрашенный в багрово-красный цвет закатом. Длинные медные волосы вились по плечам, в аметистовых глазах пылало пламя прошлых сражений. Теперь Инфернус принадлежал ему, Гараду Суриаст. Рядом с ним стояла высокая черноволосая дюра-опаст, нареченная ему в жены. Их союз положил начало новой эпохи, названной Временем заката солнца. Первенцы-близнецы, появившиеся на свет несколькими годами позже, унаследовали силу Суриаст, последующие дети и внешностью, и мощью походили на мать. Гарад не питал к ним особой любви, но в близнецах души не чаял. Обоих Он отдал на воспитание своему старому другу, брату своей супруги, Ино Кроссзерия. Именно это и повлекло за собой череду событий, навсегда изменивший ход истории Инфернуса и прочих миров.
— Ты подослал убийцу! – в тронный зал ворвалась юная демоница. Она пробежала по залу и остановилась напротив трона Владыки демонов. – Ответь, отец, зачем?
— Адиканишь… — устало проговорил король. За долгие века своего правления Гарад успел заметно постареть и утратить интерес к жизни.
— Твои слуги напали на нас! Они хотели убить Йатри.
— Ах, вот оно что… Клан Дупхар поднял восстание, я приказал устранить мятежников.
— Мятежников? Или Ты считаешь, что мой близкий друг и Твой ученик плетет интриги за нашими спинами? Мы же даже не в Инфернусе были. Твои цепные псы сунулись в мир людей!
— Йатри жив?
— Как любезно с Вашей стороны, милорд, поинтересоваться его самочувствием, — огрызнулась принцесса.
— Не груби своему королю, дочь! – Владыка демонов поднялся с трона, Его глаза метали молнии. – Клан Дупхар посмел посягнуть на корону, Я этого не потерплю.
— Сайтрис рано или поздно оспорит твои права на престол, как прямой наследник. Прикажешь тогда и его убить?
— Адиканишь!
— Видеть Тебя не могу! – Со злостью проговорила демоница, и под ее ногами взвился смерч. Порыв ветра унес ее из дворца, оставив на полу лишь горстку закружившегося пепла.
— Ино! – под сводами замка прогремел голос Владыки демонов. – Верни мою дочь. Найди ее, где бы она ни была.
Найти демона – задача не из легких, тем более столь сильного демона. И, хотя между ними и была нерушимая связь наставника и ученика, Ино никак не мог отыскать следов принцессы. Она была одиктом, демоном, в котором течет кровь первых падших ангелов, а он – всего лишь опаст. И он понимал, что не отыщет Адиканишь, пока она сама того не захочет, но ослушаться приказа Владыки демонов не мог.
Последний след принцессы был потерян несколько недель назад, и вел он демона в мир людей. Что, в общем-то, не было удивительным: жизнь в Инфернусе отпрыскам короля была не по душе. Ино был измучен и ослаб. Постоянно натыкался на небольшие отряды охотников на демонов. Особого вреда они ему причинить не могли, так как их сил едва хватало, чтобы справляться с мидвелнами. Но в последнем сражении принял участие некромант, ухитрившийся сильно ранить демона заклинанием. Поначалу он не придал ране значения, и только потом понял, что силы постепенно покидают его. Сознание мутилось, Ино с трудом различал высокие хвойные деревья вокруг, но упорно продолжал идти вперед. Тьма обволакивала его густым туманом, давила к земле, и он уже не мог сопротивляться ей.
Читать дальше →

Шанс

Я стояла посреди беснующейся толпы, запрокинув голову и вперив пустой взгляд в огромное черное небо, усеянное ослепительно яркими звездами. Сильные гибкие тела извивались рядом со мной в диком танце, подчиняясь единому ритму. Их движения были синхронны и гармоничны, и от барабанного боя сотрясались не только земля, но и небеса.
Глаза медленно наполнялись слезами, ощущение большой трагедии сейчас волновало сердце абсолютно каждого человека. Мы не знали, что уготовано нам судьбой, что случится с нами и нашей планетой, но эти дикие танцы на устланной каменными плитами площади у подножия храма были подобны крику отчаяния… или крику о помощи.
А я просто стояла, не в силах пошевелить не единым членом, мое сознание отобрало все мои силы. Я наблюдала движение неба над головой, и вдруг поймала себя на мысли, что ощущаю вращение планеты. Дух захватывало от ощущения, что под ногами, в общем-то, и не такая устойчивая поверхность, а мир с бешеной скоростью мчится в бесконечность. Голова кружилась, что я едва не теряла сознание. От чувства, что я возвышаюсь над миром, и моя голова чуть ли не касается облаков, к горлу подкатывала тошнота. Тело сотрясается мелкой судорогой, начинает казаться, что ветер свистит в ушах — и я просто падаю в бездну.
Оглядываюсь по сторонам — вверх снопы искр мечут костры, и уже нет сомнений, что я могу перейти за край и при желании вернуться обратно.
Это не было похоже на смерть. Я не видела, как душа покидает тело, как медленно воспаряет к небесам. Возможно, я и не жила никогда, чтобы сейчас умереть… Я просто объяла всю Вселенную, увидела ее в полной мере и во всей красоте. Огромная, живая, пульсирующая, почему-то мне напомнила нераскрывшийся бутон цветка. Такая же благоухающая и волнительная. Тревога начала нарастать несколько позднее, как гул приближающегося осиного роя. И увидела тогда летящие навстречу друг другу тысячи метеоритов и комет, столкновения которых сотрясали материи. Они раскалывались на части и снова разлетались. И в этом тоже была жизнь, и своя гармония, и даже красота. И в постоянном круговороте пространства и материй, маленькая планета неслась мне навстречу, чтобы неизбежно погибнуть.
Читать дальше →

Друг без друга

Как и тысячи лет прежде, мы приходим в этот мир вместе. Мы нужны друг другу, мы чувствуем друг друга на расстоянии. Над нами не властно время, мы связаны неразрывно. Наши встречи не случайны – Судьба сама сводит нас, чтобы каждый мог начать отсчет с этого момента. И делаем первые шаги, опираясь на плечи людей, которым доверяем безгранично. Мы взращивали наши чувства веками, учились быть целым. Но пути наши расходятся, чтобы каждый имел возможность корректировать свою личность, невзирая на прогресс товарищей. Потому что, прежде всего, мы отдельные единицы сознания, и только потом – общее.
Я помню прикосновения ваших душ в этой жизни и всех предыдущих. Какое бы пространство не разделяло нас, мы дышим одним дыханием. Вибрации наших материй синхронизированы на одной частоте. Смерть любой единицы пройдет болевым импульсом по нашим сознаниям. Мы оберегаем и храним друг друга, ибо МЫ – единственное, что есть у каждого.
Вы так дороги мне, и так далеки. Я слышу биение ваших сердец, где бы оно ни звучало. Мы приходим в этот мир вместе, живём поврозь и умираем поодиночке. Чтобы вернуться вновь и начать всё сначала.

Рай существует

Когда я вижу бескрайние поля, залитые солнечные светом, цветущие луга и массивы дремучих лесов, бесконечную цепочку горных кряжей и бездонные океаны, звездные ночи и снега, раскрашенные северным сиянием, когда мой взор услаждает вся красота мира, я понимаю, что хочу всё это разделить только с тобой. Каждый рассвет и каждый закат. Первые весенние цветы и увядающую листву деревьев по осени. Хочу, чтобы весь белый свет, неповторимый и чарующий, принадлежал лишь нам двоим.
Если Рай на земле и существует, то только там, где есть мы.

Красота коварна

Красота коварна. Хотя бы потому, что понятие красоты относительно и недолговечно. Взгляните в зеркало: Вы считаете себя привлекательным человеком? Даже если это действительно так, то найдется сотня людей, которые назовут Вас некрасивым, и еще несколько тысяч, что не найдут в Вашей внешности ничего примечательного. Но вот красота души не увянет никогда и останется неоспоримой. Красоту и богатство Вашего внутреннего мира оценит каждый!
Но, знаете что, невозможно одновременно следить за сохранением красоты внешней и обогащением духа. Рано или поздно Вам придется сделать выбор. Как и я сделала однажды. Мне казалось, что богатство моего внутреннего мира гораздо важнее и для меня, и для других. Сдается мне, что я ошиблась в выборе. Во-первых, быть заурядной девушкой проще: знай себе следи за количеством потребляемых и сжигаемых калорий, будь в курсе модных тенденций и умей поддержать беседу. Мужчину богатым словарным запасом не впечатлишь, а вот глубоким декольте – легко! Во-вторых, красивые дурочки во все времена пользовались бОльшим спросом, чем непривлекательные умницы. Ну, проще мужчинам с красотками: подарил ей цветы, кольцо, машину – она твоя. А умницу надо удивлять, покорять день за днем как неприступную вершину. Она ведь на достигнутом не остановится, она будет развиваться, и мужчине отставать нельзя, иначе он останется далеко позади.
На уровне платонической любви, конечно, объект Вашего обожания будет петь дифирамбы широте Ваших познаний и уникальности Ваших взглядов и суждений. Но когда дело дойдет до плотских отношений, он предпочтет Вам Вашу подругу, не такую умную, конечно, зато с симпатичной мордашкой. И чем длиннее у нее ноги, а грудь – больше, тем серьезней будут его намерения. А Вы вернетесь к недочитанным книгам и своим разбитым мечтам. Может, именно поэтому я не дружу с представительницами прекрасного пола, отсекая возможную конкуренцию на корню, — не знаю. Максимум, на что Вы и Ваш распрекрасный внутренний мир можете рассчитывать, это на теплые дружеские отношения.
Читать дальше →

Гроза

Конец мая — и гроза! Неудержимая, бушующая гроза! И небо черно от низких туч. И порывы ветра, словно страстные объятья влюбленного мужчины.
Все, какими бы разными они ни были, любят грозу. Но никто ее не любит так, как я. Для меня гроза — откровение, чувственные ласки, стихийная страсть.
Она налетает внезапно, взъерошивает волосы, срывает одежды, поднимает на руки и касается поцелуем самого сердца.
Я чувствую Его еще в далеких раскатах грома, как будто шаги идущего навстречу. Он идет неспешно, но я ощущаю в Его тяжелой поступи нетерпение и надежду. И я размыкаю губы, желая Его поцелуев, и Он касается их первыми каплями дождя.
Он ласкает мою кожу теплыми потоками ветра, хаотичными, рваными, от накипевшей страсти и неутоленного желания. Закрываю глаза и отдаюсь Ему вся без остатка.
Он тихо шепчет о том, как нежно любит меня, и голос Его отзывается в шорохе листьев. И он ласкает мой слух легкой мелодией весны.
А порой Он не может сдержать своих эмоций, что распирают Его грудь, нарастая подобно снежному кому, и Он кричит о том, как сильно любит меня, во весь голос! И ему вторит гром! Он грохочет над моей головой, и я плачу от счастья…
Так умеем любить только Мы.
И я все еще помню, как очень давно Мы прятались от дождя под сенью дубового леса и не размыкали губ, и не разводили объятий.
Но сейчас только гроза напоминает мне о Его любви, напоминает мне о Его ласке.
Никто не любит грозу, как люблю я. Никто не ждет ее, как жду ее я. Чтобы снова ощутить на губах Его поцелуи, чтобы снова утонуть в Его объятиях, чтобы снова услышать Его сильный голос, пробуждающий в груди самые сильные чувства.

Напарники

Быть напарниками непросто. Гораздо сложнее, чем быть просто друзьями или возлюбленными. Друзей может быть много, а любовников можно менять хоть каждый день. Но напарник от слова «пара», вас только двое: ты и он. Напарниками становятся не сразу, даже если двое работают вместе, живут бок-о-бок. Только время, только безграничное доверие, только искренние чувства и полная отдача делают из чужих друг другу людей напарников.
Узы, что связывают двоих, не появляются в одной мгновение. Они плетутся медленно, узелок за узелком, связывая тела и души – в одно. И только тогда возможно понять, что рядом с тобой именно тот человек, который должен быть. Что никого другого и не надо.

Устои семьи

Устои нашей семьи всегда были просты. Мы были единым организмом, единой системой. Но и не сказать, что обходилось совсем без конфликтов: даже будучи частями единого целого, каждый был индивидуальной личностью, и к общему мнению могли придти разве что супруги одной пары. Но мы умели искать и находить компромиссы.
Однако тогда мы еще не знали, что в наш быт вмешается нечто такое, чему мы не сможем противостоять.
Наша семья состояла из тридцати двух человек, или шестнадцати пар. По какому принципу сложились наши пары, нам неизвестно. Мы не строили отношения, как сейчас это принято среди наших потомков. Мы просто вышли из Голубого сияния все вместе, держа за руки своих супругов. Как будто мы были рождены близнецами. Собственно, мы никогда и не ставили эту идею под сомнение. Мы были уверены в том, что являемся детьми единого Отца. Мы были рождены Пламенем в тот день, когда наш корабль приземлился на планету, целиком покрытую водной гладью.
Это не было похоже на тот мир, о котором нам рассказывали, и мы боялись, что при приземлении корабль уйдет под воду. Но приземлились мы на твердую поверхность. Когда корабль, пройдя через плотные слои атмосферы, разогрелся и воспламенился, его падение в водную среду вызвало испарение огромных масс воды. Вокруг корабля, насколько хватало глаз, простиралась выжженная земля, и мы, не зная сомнений, первыми ступили на нее.
Первые четыре пары, восемь существ, еще не полностью адаптированных к материальным телам, начали познавать окружающий мир. Мы обнаружили следы зарождающейся жизни, и помочь ей развиться — было основной нашей задачей.
Остальные члены нашей семьи предпочли погрузиться в сон, охраняя Голубое пламя Жизни, ставшее нашим Источником.
Мы с интересом преобразовывали окружающий нас мир. Он был чист и прекрасен. Он был первым, который мы увидели, так как родились незадолго до приземления.
Этот мир должен был стать нашим домом, и мы с готовностью приняли его сумеречные, от горизонта и до горизонта, затянутые свинцовыми тучами, небеса, горячие воды Мирового океана и песчаные белые отмели, которые напоминали обглоданные ребра огромного животного.
В тот день, когда мы покинули корабль, началась величайшая легенда, которой суждено будоражить умы и сердца миллионов наших потомков и по сей день.

Следы на песке

Мы просто песок на пляже. Для кого-то приятный и тёплый, для других — колючий и жёсткий. Мы можем согреть и впитать лишнюю влагу. Можем забраться под одежду и в обувь, натереть до кровавых нарывов кожу. Можем принести покой и умиротворение. А когда день подойдёт к закату, нас просто отряхнут или смоют и дальше уйдут жить своей жизнью. Ведь мы — просто песок, лишний, ненужный, которому выделено своё время и своё место. И неважно, как долго мы будем хранить отпечатки ног тех, кто прошёлся по нам. Будет прилив, пройдёт дождь, — и не останется следов. Только мусор, закопанный глубоко…
Кажется, я устала быть песком.
Смертельно устала…

Спасение

Ни одной живой души
В целом мире.
Мы остались одни,
Мы так ранимы.
Ни тихого вздоха,
Ни робкой надежды,
На устах имя Бога,
Забытого прежде.

Убегаешь по аллеям,
Спасения ищешь.
Безоговорочно веря,
Что ты выживешь.
Замедляет течение
Вода в реке.
Ты ищешь спасения
Во вчерашнем дне.

С каждым стуком сердца
Приближается Смерть.
Все труднее верится,
Что она не ко мне.
У горла лезвие ножа
Жар крови накаляет.
Уходит с выдохом душа,
Тело покидая.

Страх сковывает плоть,
Стреляешь в тени.
Вдоль вены б распороть,
Чтоб не осталось сомнений.
Разрядил всю обойму,
Руки дрожат.
Ту последнюю пулю
Оставь для себя.