Глава III, эпизод 8,5

Поднялся ветер, каких не бывает на этой земле. В такую погоду, когда разгуливается поздняя осень, сковывая морозом отошедшую ко сну природу, не бывает дождей – лишь изредка сыпет мелкий снег – и не бывает ветров. Весь мир отдан во власть безмятежности.
— Зачем искал меня? – спросила тайю, и Сайто не узнал этот голос. То была не кроткая любовница, неукоснительно следовавшая воле своего господина. То была повелительница, облик которой настойчиво всплывал в памяти.
Прежде, чем ответить, огромный демон почтительно склонился перед маленькой хрупкой женщиной:
— Ваш советник Нирвасэн просил разыскать Ваше Величество. Он обеспокоен ситуацией в королевстве.
Амагири взглянул на тайю исподлобья, будто спрашивая, можно ли ему продолжить, и она согласно кивнула на его немой вопрос.
— В Ваше отсутствие клан Адхират провозгласил Суриаст незаконно удерживающими власть. – Ветер усилился. – Леди Кроссзерия из последних сил поддерживает порядок во дворце. Без Вас, повелитель, нас ждет поражение.
— Нас? – Глаза Айо наполнились теплым светом. – Ты говоришь так, будто всю жизнь прожил в Инфернусе. Твои слова, Амагири, согревают мою кровь. Адхират сами выбрали себе участь, я уничтожу их всех.
На последних словах женщина отступила от мужчин на несколько шагов. Ее лица не было видно, добротное кимоно и свободного покроя хаори скрывали щуплое тело, но почему-то весь ее облик внушал дикий ужас.
Ветер завывал. Он срывал одежды и трепал волосы, что безжалостно хлестали по лицу и обнаженным рукам. Длинный тонкий хвост Амагири бился по воздуху подобно тугому кнуту. Резким порывом с волос Сайто сорвало шнурок, и темные пряди взвились вокруг его головы. Он почти ничего не видел, но продолжал всматриваться в темный силуэт впереди.
— Нам нельзя здесь оставаться, — обратился демон к самураю.
Ветер уже дул со всех сторон, и его потоки вливались в одинокую аморфную фигуру. Земля содрогалась, под черными небесами истошно вопило. Оглушительный треск и грохот сотрясали мироздание до самого основания. Над людьми и демонами мерцал светло-сиреневый купол, насквозь пронизанный искрящимися нитями.
— Что это? Длань kami? – Сайто кивнул наверх.
— Это разделительный барьер. Я возвел его, когда нашел повелителя. Ее сила так велика, что Она с легкостью уничтожит твой мир. Поэтому я предпринял меры, чтобы защитить ваш народ, — ответил стоящий рядом Амагири.
— Кто бы знал, что oni способны на такую заботу о людях.
— О людях? – демон мотнул головой, отметая предположение воина. – Здесь, на земле, проживает множество кланов демонов, в том числе и мой. Меня интересует только их благополучие.
— Что ж, — Сайто взвесил в руке свой меч, — это многое объясняет. Вы, oni, подвержены эмоциям так же, как и люди?
— В гораздо меньшей степени. Мы следуем рациональному мышлению.
— Значит, когда она говорила, что любит, это не было ложью, — сказал мужчина сам себе.
— Конечно, дюры играют на человеческих страстях и чувствах и манипулируют их желаниями ради собственной выгоды, — размышлял Амагири, не услышав Сайто или просто не придав его словам значения. – Но, когда дело касается Владыки демонов, стоит вспомнить о том, что Ей просто не до игр.
— Ну, раз она так решила, — на губах воина отпечатался хищный оскал, — я последую за ней. В Преисподнюю – так в Преисподнюю.
Мужчина вскинул катану и ринулся в бой.
— Стой! – остановил его выкрик демона. – Куда собрался?
— Защитить свою женщину, — бросил на ходу самурай, даже не замедлив движения.
— Человеку нет места в этом сражении. Чем ты сможешь противостоять армии демонов?
— Руки-ноги при мне, сознание ясное, как никогда, и меч пока не затупился.
Высоко под куполом барьера вспыхнула зарница, осветив место сражения. Вспышка поглотила тени, и вместе с ними исчезли черные фигуры демонов. Но, стоило ей угаснуть, как твари вернулись вновь и атаковали с новой силой.
Лицо Адиканишь больше походило на маску, на нем застыло равнодушное выражение. Как будто Ей было все равно, кого ранят Ее заклинания и окутывающий Ее тело смертоносный смерч. Вены под тонкой кожей вздулись, начали тлеть, сжигая тело изнутри.
Сайто смотрел на Нее с одной единственной мыслью, что должен быть сейчас рядом и принять бой, как и подобает мужчине.
— Я понял, — Амагири рассмеялся. – Тебя уже не остановить. Тогда возьми мой меч, он сослужит тебе хорошую службу. Он выкован в Инфернусе, и его сталь обращает демонов в пепел.
Воин взглянул на протянутый ему клинок, отмечая про себя его необычную форму. Рукоять укорочена – видимо, меч предназначался для одноручного боя, хотя его и можно было перехватить двумя руками. Лезвие напротив – длиннее и шириной в ладонь Кромка заточена с обеих сторон. Хотя демон и сказал, что меч выкован, по составу он не напоминал металл. Что еще можно было ковать в Преисподней, самурай не догадывался. Оружие было легкое и тепло покалывало кожу рук и, казалось, просвечивало на свет.
Достаточно его рассмотреть Сайто не успел, поэтому лишь сдержано кивнул, поблагодарив демона за дар. Для самурая оружие имеет особую ценность, он – смысл существования, он позволяет сражаться и дарует защиту, сам по себе являясь символом доблести, чести, могущества и храбрости.
— Ценный подарок, — коротко ответил мужчина.
— Весьма.
— Благодарю за помощь.
— Сайто-сан, — вновь окликнул воина демон. – Станьте надежной опорой правителю.
Мужчина не ответил, лишь вновь обозначил кивок головой и позволил бушующей стихии перенести его в эпицентр бури.
Тело женщины выросло перед ним словно из ниоткуда, оно источало прежний аромат, знакомый и любимый, но теперь словно принадлежало другому существу, существование которого рассудок не принимал, а вот сердце исходило сладкой истомой. Оно билось в груди так горячо и уверенно, что у Сайто не осталось сомнений: он будет драться за нее до последней капли крови, даже наперекор своим умозаключениям.
Мужчина приблизился, сделав несколько шагов, преодолевая препятствие жестких порывов ветра.
— Уходи, — зашипел монстр.
— Я не твой вассал, чтобы внимать приказам, — ответил Сайто. Он вновь встал спиной к ее спине, как еще совсем недавно они сражались против революционеров.
— Не хочу, чтобы ты пострадал, — теперь этот голос звучал совсем иначе, мягче, нежнее. В нем слышалась тревога.
— Сама говорила, что убить меня непросто. К тому же, в первую очередь тебе о своей шкуре надо беспокоиться.
Это была истинная правда. Оставаться и дальше в этом теле опасно уже для самой себя. Смерть увлекает за собой даже демонов – ее тяжелый приторный аромат налипает на каждую оболочку из существующих во всех слоях мироздания. Люди не знают, какого это. Они умирают лишь телом, а для инфернальных существ смерть тела – только начало.
— Будь осторожен, — произнесла королева. – Теперь твои противники – демоны.
— Но умирают они так же?
Умирали они не так. Не было фонтанов крови из перерубленных артерий, не было трупов под ногами, меч проходил через темные сгустки, не встречая препятствия. Но мрак рассеивался, и в лунном свете мерцала хрустальная пыль, как будто воздух тронуло морозом.
Но в этот раз сражаться было тяжело, и не потому, что противники – не люди. Запас сил стремительно истощался не только у человека: Сайто чувствовал, как слабеет позади него женщина, которой все тяжелее дается устоять на ногах после очередной магической атаки.
Вспышки света, что то и дело озаряли их фигуры, поблекли и стали реже. Гнетущая аура за спиной как будто в мгновение схлопнулась, оставив вместо себя точку вакуума. Сайто едва не упал, потеряв опору, но сумел сохранить равновесие.
Воспользовавшись его заминкой, нечисть налетела со всех сторон. Мужчина чувствовал, как твари вгрызаются в кожу голеней, неприкрытую тканью хакама. Их укусы были болезненными, но не оставляли следов.
— Амагири, — прорычал за спиной измученный голос. – Спаси моего господина!
— Да, Ваше Высочество! – из тени ближайшего дерева выступила тьма.
Сайто решил, что демон давно ушел, оставив их посреди беснующихся тварей, но тот лишь безучастно наблюдал за происходящим со стороны.
— Я сам справлюсь, — голос Сайто напугал его самого, никогда прежде в нем не звучало столько ярости.
Мужчина топнул ногой, сбрасывая присосавшуюся чернь, но ему это не помогло. Демоны тут же налетели с новой силой, и облепили все его тело. Он продолжал рубить, и сталь его меча была безжалостной.
Тайю припала к земле у его ног, даже не пытаясь подняться, и самураю пришлось держать круговую оборону, рассекая воздух мечом со всех сторон. Мысль о том, что он единственный, кто может защитить ее, придала сил.
— Амагири! – дурным голосом взвыл повелитель.
— Понял, — отозвался демон, приближаясь. Там, где ступала его нога, вспыхивало темное пламя, поглощая недаторехов.
Сайто почувствовал его подавляющую силу, но удар обрушился раньше, чем он успел распознать подвох. Затылок наполнился болью, в основании черепа запульсировала кровь. Он висел на тонкой нити угасающего сознания, впиваясь взглядом в очертания согбенной фигуры впереди. Айо сидела на коленях, прижимая к груди руки и низко склонив голову. Она тяжело дышала, воздух вырывался из ее груди с хрипами.
— Айо! – Сайто вырвался из рук демона и рванул в сторону девушки.
— Отвернись! – закричала она. – Не смотри!!!
Ее крик заставил мужчину остановиться.
— Не смей приближаться! – тайю зашлась в кашле. – Амагири, уходите отсюда.
— Ты проворный, — уважительно проговорил демон, — и сильный. Но все-таки человек.
Амагири ударил воина сзади по ногам, и тот рухнул на мокрую землю как подкошенный. Поднять его не составило труда, демон легко вздернул мужчину вверх за ворот хаори и грубо оттащил назад.
— Мы должны ей помочь! – все еще продолжал настаивать на своем воин.
— Мы поможем, если уйдем! Она собирается убить всех. В пределах разделительного барьера мы в опасности. – Амагири помог Сайто подняться. – Она выбрала тебя, значит, вернется за тобой, когда придет время. Но сейчас лучше уйти.
Они бежали нога в ногу, не оглядываясь назад, но граница барьера все еще мерцала далеко впереди. Амагири хоть и был одного роста с самураем*, выглядел более грузным и тяжелым. Однако двигался на порядок легче – он словно парил над землей, не касаясь ее поверхности стопами.
Теперь Сайто мог видеть, какие разрушения повлекло за собой затянувшееся сражение: земля здесь была черная, сухая, словно выжженная. Куда ни глянь – не осталось ни кустов, ни деревьев, ни залежавшегося сушняка, будто все провалилось в Подземный мир, обитатели которого теперь правили здесь, наверху. Местами поднялись пласты земли, словно ощетинившись, и Амагири пришлось поддерживать человека, чтобы тот мог преодолеть препятствия на пути.
У самой границы их нагнала ударная волна, хотя никакого звука этому не предшествовало. Потоком ветра обоих вынесло за пределы разделительного барьера, и только потом воздух затрещал, словно рвалась материя самого мироздания. Где-то там, в гуще сражения, полыхало адское пламя. Его сияние било по глазам, грозя навсегда лишить человека зрения. Но все равно всякий раз Сайто пытался обернуться, чтобы увидеть Ее.
Адиканишь была счастлива. Из самой глубины Ее души поднималась волна восторга, поэтому Она умирала с улыбкой на губах. Демоница возрождала в памяти воспоминания о проведенных с Сайто днях. И о ночах, когда он спал у Нее на коленях, а Она нашептывала ему стихи, которые, несмотря на отсутствие пророческого дара, теперь воплощались в реальность. Не нужно видеть будущее для того, чтобы сотворить его.
Барьер смело вместе с остатками демонов, и, когда сияние померкло, впервые стало непомерно легко. Что-то грузно повалилось на землю, сопровождая свое погружение в грязь шлепком. Слух обострился.
Ноздри вздрогнули, втягивая воздух, — обоняние тоже.
Она открыла глаза. Мир наполнился сиянием, запестрил красками, которые не были доступны человеческому зрению.
Наконец-то! Стала свободна, скинув с себя остатки телесного заключения. Эти куски плоти как грязь, налипшая на бессмертное тело.
Теперь Ее нет — Адиканишь превратилась в ревущий вихрь, завибрировала, задрожала в потоках ветра. Не осталось ни души, ни тела – только беспросветная тьма. Черные потоки изливались из Нее реками, припадая к земле или дымом поднимаясь к небесам. Инфернальные осколки убитых Ею демонов пронзали темную материю, вливаясь в Нее и наполняя. Теперь они станут частью Владыки демонов, и Она на долгие столетия вновь забудет о Голоде.
От ударной волны, когда возведенный демонический барьер лопнул словно мыльный пузырь, мужчина оглох на оба уха. Он еще долгое время не слышал ничего, кроме собственного тяжелого дыхания, что с хрипами вырывалось из груди. Перед глазами плыли белые круги, и взгляд ни на чем не мог задержаться. И все это время кто-то тряс его за плечи, будто стараясь привести в чувства.
— Нифалем! Нифалем, ты в порядке?
Сайто лежал на земле, над ним возвышался рыжебородый демон в черном кимоно. Выглядел он так, будто ему все равно, что станет с человеком, но долг перед повелителем заставлял проявлять заботу. Амагири не слишком тяготился поручением, но и особого рвения не проявлял. Поэтому, когда мужчина резко вскочил на ноги и помчался к эпицентру еще недавно разразившейся бури, останавливать не стал.
Не выпуская меч из рук, будто все еще ожидая нападения, воин подходил все ближе. Он видел что-то похожее на дым, поднимающийся ввысь, словно черное полотно, опущенное в воду, неторопливо струящееся в потоках быстрого ручья. Вокруг скопления тьмы кружил вихрь, хаотичные движения которого напоминали безумный танец ёкаев в самую темную из ночей.
Сердце пропустило удар, сосуды сковало холодом – воин увидел распростертый труп на земле. Труп женщины, которую он называл своей, с которой делил постель, но, как теперь казалось, совсем не любил. Он с ужасом осознал, что ту безумную страсть, безоговорочную преданность и любовь в нем пробуждало другое существо, склоненное теперь над бездыханным телом женщины.
— Я не хотела, чтобы ты видел нас вместе: ее, — демоница кивнула на труп, — и Меня. Хотела уйти до твоего возвращения, чтобы не видеть боли в твоих глазах, не считать себя виноватой в том, что ты потерял возлюбленную. Но не могла не попрощаться. Ты дал Мне то, о чем Я тебя просила: позволил быть с тобою рядом, позволил сполна вкусить твоей любви и нежности. Теперь мы пойдем разными дорогами, но каждая из них вновь сведет нас вместе. Однако Я вернусь лишь тогда, когда Смерть протянет к тебе руки.
— Надеюсь, это случится как можно скорее. Благородная красивая смерть – долг каждого самурая. Смерть ради любимой женщины – долг каждого мужчины.
— Я не женщина и не человек.
Голос монстра дрожал, или так казалось из-за свиста порывистого ветра. Теперь Ее лицо, живое и светлое, выражало безразмерную боль и сожаление, что истинное существо все равно нашло выход, разрушив оболочку.
— Я знаю: ты – демон с тысячью лиц, воплощение всех грехов и пороков. – Если когда-то в душе мужчины и вскипала злость, то она давно унялась, уступив место противной, нерациональной нежности. Он просто не мог заставить себя возненавидеть, и даже его слова, что сыпались из уст хрустальными осколками, наполнялись теплом:
— Искусительница, соблазнительница, безжалостная убийца, зверь, жаждущий крови, повелительница Преисподней, власть которой не знает границ.
— И имя мне – Легион. – За Ее спиной выросли крылья, вспарывая воздух. Ноги девушки оторвались от земли, и она воспарила над телом, что прежде было Ее обителью и Ее тюрьмой. — Смотри же! Вот мой истинный облик!
Под крыльями демоницы разрасталась густая тень, туманом спускалась к земле, расползалась в разные стороны. И из той непроглядной темноты высовывали жуткие морды сотни демонов, и павших в этом сражении, и обратившихся в прах столетия назад.
Сайто подошел ближе. Он не испытывал страха, но чувствовал, как леденеет его кровь. Брезгливое отвращение сменилось чувством вины: что не разгадал Ее раньше, что не смог спасти от смерти.
— Демоны – удивительные существа, нужно много времени и терпения, чтобы это понять. Мы связаны друг с другом, все, невзирая на ранги и возраст. Они – части меня и зависят от меня, питаются мной, служат мне, и я принадлежу им. Я принимаю на себя их боль и усталость и дарую им силу. Знаю, как я омерзительна тебе, но если ты решишь соединить наши души, просто произнеси мое имя…
— Назови его.
— Ты слышал его прежде. У каждого демона есть имя, но только моим именем зовут каждого из них. Когда оно сорвется с твоих губ, знай, настал наш час.
Демоница протянула к мужчине руки, едва касаясь кончиками пальцев его лица, и эти ощущения показались Сайто самыми волнующими и приятными. Вопреки ожиданиям, ее кожа была мягкой и теплой, и сладко пахла незнакомым цветочным ароматом.
— И, прошу, Хаджиме, запомни одно: мир меняется. Не вздумай помешать ему – это невозможно. Прими его и следуй переменам. Научись выживать в новой реальности.
Воин кивнул, будто отвечая на просьбу согласием, но до самого конца своей жизни, когда война звучала лишь далекими отголосками в памяти последних самураев, так и не сложил своего оружия, верно храня катану под рукой.

*сравнивая рост персонажей, я учитывала рост реального Сайто, а ни анимешного. Из всего отряда он был самым высоким (174см), в то время, как средним считался 150-155см

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.