Глава III, эпизод 7

Когда пошел дождь, на небе не было и облачка, и только потом затянуло до самого горизонта. Они смотрели наверх, встречая взглядом рассвет, а капли дождя окропляли их лица. Вода размывала ту единственную грань между ними, которая все ставила на свои места.
Юки держалась на ногах из последних сил.
Лука легко поддерживал ее за локоть.
Потоки воды, обрушившиеся с небес, вбивали в грязь останки последних издохших демонов.
В том, что чувствовал Лука, следуя за своей хозяйкой в резиденцию клана Гио, он до сих пор не хочет себе признаваться. Это было тревожащее, возмущающее и вместе с тем трепетно-приятное чувство преступления, нарушения древних демонических заветов, чувство предательства, таящее в себе безграничную опасность. Что ждет его там, за разделительным барьером, он не знал.
Дверь оказалась заперта, и Юки решительно постучала. Мысль о том, что ее возвращения могут не ждать, пробежала неприятным холодком вдоль позвоночника.
Торопливый стук каблуков о мраморный пол сменился скрежетом дверного замка, и им отворил незнакомый улыбающийся мужчина – лет двадцати трех, не старше – в причудливой шляпе и коварным блеском в глазах. Юки чуть отступила, наткнувшись на стоящего за спиной опаста. Он опустил руки ей на плечи, и в этом жесте девушка услышала обещание дюра: «Одно твое слово – и я убью любого». Однако сам демон не был в этом уверен, внимательно осматривая застывшего на пороге мужчину. Внутри подобно червю шевельнулась пугающая мысль о том, что он знает этого человека.
Принюхался – в воздухе только запах гари. Но от этого тревога лишь усилилась.
Неловкую тишину нарушил незнакомец. Он склонил голову на бок, нежным взглядом скользя по хрупкому стану девушки, и приветливо улыбнулся.
— Милая леди! Вы и есть Божественный свет? Я столько всего о Вас слышал! – восхитился мужчина.
Мелодичный голос, от которого у Луки затрепетали поджилки, беспрепятственно проник в сознание. Все тело напряглось, будто ожидая нападения. Эти чувства не были ошибкой. Опаст понял, кто перед ним, но понял слишком поздно. Когда начнется сражение, им со Светочем не уцелеть. Было бы разумно не возвращаться сюда, но Юки даже слушать не стала демона, все твердила, что в Тосагаре осталась ее семья.
— Кто Вы? – спросила девушка, осмелев.
— О? – опешил незнакомец. Почему-то мысль назвать свое имя у него возникла в последний момент. – Простите мне мою глупость, я должен был сразу представиться. Меня зовут Тачибана Гио, я управляющий господина Такаширо.
— Что? – Лука даже не старался скрыть удивления. Он был готов разоблачить ложь собеседника, но не успел этого сделать.
— Кто здесь у нас? – за спиной управляющего возник глава клана.
Такаширо неторопливо шел по слабо освещенному коридору, когда услышал голоса в холе. Гостей они не ждали, от глаз людей особняк был надежно скрыт, поэтому мужчина насторожился. С любой угрозой Тачибана справился бы самостоятельно, но любопытство брало верх.
Перед людьми и демонами глава клана появился во всем своем великолепии. Его светлые длинные волосы свободно спадали на плечи, облачен он был в традиционную юкату пепельно-синего цвета. Взгляд его теплых глаз скользнул по плечам управляющего и переместился на знакомое светлое личико, пугливо взирающее на Тачибану.
– Юки, — произнес Такаширо, не веря своим глазам.
Он быстро преодолел разделяющее их пространство и, подойдя к девушке вплотную, заключил ее хрупкое тело в объятия.
— Как же я рад, что ты в порядке! – шепнул он, уткнувшись носом в ее волосы. – Теперь ты дома, теперь в безопасности. Тсукумо заверил нас, что ты жива, хотя и не смог до тебя докричаться. Мы пытались выяснить, где ты находишься, даже воспользовавшись провидческим даром Шусея и взывая к Оракулу. Но ответ так и не получили.
— Теперь это уже не имеет значения. Все осталось позади. Я спаслась, и все это благодаря Зессу.
— Зессу? – Такаширо заглянул за плечи девушки. – Как интересно. Судя по ауре, что от него исходит, твой приятель – дюра. И рангом не ниже опаста.
— Темный генерал, если быть точнее, — заявил демон, впервые вступив в открытый диалог с людьми.
— Не самая подходящая компания для Божественного света, хмыкнул Такаширо себе под нос. – Звелт сказали, что тебя похитил дюра, это он?
— Он. Но не похитил, а спас от неминуемой смерти от рук Рейги.
— Говори, как есть, Светоч, — демон прервал рассказ Юки. – Я вовсе не собирался тебя спасать.
— Должен был убить и не смог, да? – подал насмешливый голос Тачибана.
— Не захотел, — поправил его опаст.
— Он не только не лишил меня жизни, но напротив – спас ее. Сражался один против полчищ демонов, чтобы в целости вернуть меня в Тосагаре.
— Он вернул, теперь может идти, куда пожелает, — решил Такаширо. По-видимому, мириться с присутствием в особняке Темного генерала он намерен не был.
— Не могу, — нехотя ответил Лука. – Мы заключили Договор.
В полной тишине было слышно, как Тачибана подавил готовый вот-вот сорваться нервный смешок. Такаширо строго взглянул на него, пытаясь осмыслить то, что только что услышал.
— Так ты… — начал он, — теперь на стороне клана Гио?
— Я на стороне своей хозяйки, и буду защищать ее до самой смерти.
— Ума не приложу, что делать со всей этой ситуацией. Я совершенно не уверен в том, что стражи Звелт согласятся на соседство с Темным генералом.
— Ну, им же совсем не обязательно это знать, — подсказал Тачибана вкрадчивым голосом.
— Ты посмотри на него! – Такаширо смерил демона недовольным взглядом. – Его происхождение у него на лбу написано. Не нужно быть некромантом, чтобы понять, кто перед тобой.
— Хватит! – прервала спор Юки. Она обошла Такаширо и вошла в дом, увлекая за собой Луку. – Он останется здесь, нравится это стражам или нет! Что бы ни говорил Оракул, и какого бы мнения ни придерживались стражи Звелт, я от своего решения не отступлюсь.
За свою жизнь я побывала на краю смерти сотни раз, и, какими бы ни были силы клана Гио, от атак демонов они не способны меня защитить. Зесс в одиночку справился с армией, которая оказалась бы не по силам стражам. Даже Вы, Такаширо-сама, уступаете в военном искусстве Темным генералам Владыки демонов, поэтому я предпочту, чтобы один из них сражался на моей стороне.
— И тебя устраивает такое положение вещей, Зесс? – В нежном голосе Тачибаны зазвучала неприкрытая усмешка. Он сделал акцент на слове, давно ставшем прозвищем для фаворита короля.
Предатели, изгои, странствующие аскеты, отказавшиеся от чинов и званий, — в свите Владыки демонов есть место только для таких существ.
— Ну, что ж, — проговорил управляющий вслед удаляющимся персонам. — Двери особняка всегда открыты для предателей-отступников.
Эти безжалостные слова он произнес с ослепительной улыбкой на губах. Лука чувствовал его оскал затылком, но не посмел обернуться. От одной мысли, что он вновь делит крышу с кронпринцем Преисподней, брала оторопь. А тут еще по соседству Божественный свет, стражи Звелт и сильнейший некромант мира людей. Опасту казалось, что он сам себя загнал в ловушку, из которой теперь самостоятельно не выбраться. Он был повязан с Божественным светом Договором, который не сможет разорвать даже Смерть.
Узнав о гибели исходного стража, Юки оплакивала его каждый день. Лишь по ночам в ее комнате затихали рыдания. Она отказывалась от еды и не покидала своих апартаментов, пресекая любые попытки стражей встретиться с ней. Они караулили под дверью в надежде хоть мельком увидеть свой Свет, но к их просьбам девушка осталась равнодушной. Юки не знала истинных причин своего затворничества: то ли действительно не желала видеть стражей, то ли боялась последствий их встречи с Темным генералом. Ведь только ему было позволено находиться рядом в любое время дня и ночи, и демон исправно нес службу. Он был хорошо выдрессирован Владыкой демонов, из таких получаются отличные псы. Отчасти это понимал и Божественный свет, поэтому все больше проникался к опасту доверием.
Но разве предавший однажды не предаст вновь?
Только этим вопросом терзался вовсе не Светоч, а сам Кроссзерия. Он чувствовал, как его изнутри раздирает чувства недоверия к самому себе, каждый раз обостряющееся, когда поблизости появлялся Сайтрис. Опасту не нужно было даже прислушиваться, чтобы услышать стук его каблуков о выложенный мрамором пол.
Постепенно чувство подсознательного страха сменилось раздражением. Попробуй сохранять самообладание, когда единоутробный брат Владыки демонов, как ни в чем не бывало, живет среди людей, при этом умудряясь высмеивать присутствие в их доме демона-отступника.
Они столкнулись лицом к лицу спустя несколько дней, когда волнения уже улеглись, когда Лука уже без страха мог взглянуть в глаза высшего демона, чья сила несоизмеримо выше его собственной.
— Почему ты здесь? – спросил он вместо приветствия.
Одикт улыбнулся, придавая своему лицу чересчур наигранное удивление.
— Тебя это смущает? – спросил он. – Вы были так близки с Адиканишь, и я уж решил, что ты понял: моя сестра всегда перестраховывается.
— Так цель у тебя та же?
— Я преследую собственные цели, так что на твой Светоч покушаться не стану. Если считаешь, что роль предателя Инфернуса тебе к лицу, играй ее сколько пожелаешь. Повелитель не гневается на тебя.
Голова кронпринца едва заметно обозначила кивок, и ее обладатель направился дальше по коридору. Не сделав и трех шагов, он обернулся, отметив, что Лука остался стоять на месте.
— Ты хотел спросить меня о чем-то еще, Зесс?
— Нет, — ответил тот чуть неуверенно. – Не думаю.
— Ну, как надумаешь, заглядывай ко мне, раскурим кальян. Такаширо-сама как раз привёз из Эмиратов отличный табак.
Что-то весело насвистывая под нос, с непринужденным видом высший демон покинул опального опаста. В душе Луки, если таковая имелась, конечно, разрастался обжигающий ком негодования. Адиканишь втянула его в игру, с правилами которой ознакомить не удосужилась. После всего того, что между ними было, после верной службы королевству, он так и остался для Нее безвольной марионеткой.
В бессильной злобе демон сжал кулаки, ранив тонкую кожу рук острыми когтями. Он поспешил скрыться в комнате Юки, пока не загваздал в демонической крови великолепные ковры, устилавшие пол во всем особняке. Чего доброго, на запах сбегутся все стражи, едва-едва решившие оставить Божественный свет наедине со своим горем. О том, что рядом с ними проживает демон чистых кровей, да и не один, они пока даже не догадывались.
Чтобы не попадаться Звелт на глаза, Лука чаще проводил время снаружи особняка, ночуя на крыше, над покоями Юки. Когда луна светила особенно ярко, он тайком входил в комнату и до рассвета стоял над кроватью, не сводя с девушки взгляда. Он не понимал, почему пошел наперекор воле повелителя: стояло ли за этим поступком что-то большее, чем желание доказать Адиканишь, что он сможет жить и без Нее?
«Именно на это я и надеялась», — отвечал ему образ королевы, представший перед мысленным взором.
Сколько времени прошло, а память о Ней не слабеет.
Резкие болезненные спазмы скрутили мышцы правого плеча. Опаст сжал ноющую руку, словно это помогло бы избавиться от боли. Обожженная кожа пылала так, словно ее снова касалась ядовитая кровь Владыки демонов. Эта боль была особенная, ни с чем не сравнимая, и с годами она не только не утихала, но и становилась только сильнее.
Демон стиснул зубы до скрежета и отвернулся к окну, прижавшись лбом к холодному стеклу.
— Очень больно? – спросил кроткий голос и маленькие ладошки прикоснулись к плечам Кроссзерия.
От неожиданности опаст вздрогнул. Его мысли были такими шумными, что даже не услышал, как проснулся Светоч. И как он вознамерился ее охранять, если ничего не замечает вокруг?
— Это клеймо, — ладошки скользнули по израненной коже демона, — как ты его получил?
— Позволь, я расскажу об этом в другой раз. Сейчас вспоминать о той давней истории совсем не хочется, — проговорил Лука, отмечая, что у него во рту так сухо, что язык едва ворочается. Говорить было трудно, но исцеляющее присутствие девушки придавало сил.
— Ты… — Юки умолкла на полуслове, тщетно пытаясь подобрать слова. – Ты когда-нибудь убивал людей?
— Никогда, — честно ответил Темный генерал.
— Даже не задумался, — недоверчиво произнесла девушка.
— Я не бывал раньше в вашем мире.
— А демонов?
— Убивал, и очень много. Под моим командованием было несколько полков, и мы сражались за волю Повелителя.
— А я никогда не убивала… То есть сама, своими руками. Мой свет убивал, а я – нет.
— В убийстве нет ничего героического. И убивать очень легко, когда знаешь, за что сражаешься. Сложнее лишиться смысла своей жизни и пытаться понять, что теперь значат твои действия. – Лука вновь с силой сжал плечо, обозначенное двумя красными крестами.
— Я хочу залечить твои раны, — решительно произнесла Юки.
— Не получится. Их оставил Владыка демонов.
— Я не об этих ранах, Зесс. – Трепетная ладошка скользнула по бугристым алым шрамам клейма. – Я о тех, что под кожей.
И ее слова вновь заставили тело демона содрогнуться.
— Почему?
— Потому что должна. Мне больно видеть твои мучения.
Юки потянулась к лицу Предателя, вставая на носочки. Лука смотрел на нее с холодным удивлением, не в силах заставить себя хоть как-то ответить на слова девушки.
— Я… — наконец, вымолвил он, — демон.
— Да, помню, — отозвалась Юки, осторожно прикасаясь коротким поцелуем к губам демона. – Это и сводит меня с ума. Не могу противостоять желанию прикоснуться к тебе. Почему ты такой чарующий, Зесс?
— Ты уже слышала ответ, госпожа.
Лука подхватил девушку на руки и, в два шага преодолев расстояние до ее кровати, осторожно опустил Светоч на простыни. Под его взглядом она заливалась румянцем, а демон был не в силах отвести взор от такой хрупкой пленительной красоты. В этот момент они оба понимали, как остро нуждаются друг в друге, будто от этого зависела судьба не только инфернального мира и мира людей, но и всего мироздания в целом.
Демон склонился над телом Божественного света, чутко улавливая слухом пульсацию ее вен, быстрый бег крови, сбившееся дыхание. Она была такой живой, такой доступной и не менее желанной, чем некогда был повелитель. Могущественная сила в хрупком человеческом теле, Лука не смел прикоснуться к ней.
Он отстранился, пытаясь унять спесь собственных мыслей и подчинить тело, что ничуть не хотело идти на поводу у рассудка.
— Извини, госпожа. Я буду снаружи.
Произнеся это, Темный генерал в отставке вылетел из комнаты так быстро, что Юки даже не успела ничего возразить, чтобы остановить столь скоропостижный побег.
Оказавшись на крыше особняка Тосагаре, демон закинул голову назад и вздохнул полной грудью прохладный ночной воздух. Мысли вмиг остепенились, тело успокоилось, позволяя Луке вернуть над собой контроль. Кто бы мог подумать, что произошло, задержись от в комнате Светоча хоть на несколько секунд.
— Так я и думал, — в спину вонзился насмешливый голос Тачибаны.
— Ты следил за мной? – Опаст обернулся, посылая притаившемуся демону грозный взгляд.
— Присматривал, — ответил тот. – Видимо, нам все-таки придется поговорить.
Желания спорить у Кроссзерия не было, да и давно он жаждал оказаться в компании умудренного опытом долгой жизни товарища. Однако заговорить он решился, только оказавшись за дверьми комнаты управляющего.
— Я почти забыл, каким ты был прежде, — начал дюра. – Не чувствую твоей подавляющей силы, а потому больше не испытываю страха как перед существом сильнее меня. Ты же кронпринц Инфернуса, Сайтрис! Как так получилось?
— Сайтрис? Это имя больше ничего не значит. Хозяин дал мне новое имя, называй меня Тачибана, — сухо отозвался одикт.
— Я не могу поверить, — мотнул головой Лука.
Устоявшиеся законы, навязанная сильнейшими существами иерархия демонов, привычный порядок вещей были нарушены. Того мира, в котором он родился, теперь не существует. Первые демоны, стоящие во главе ранжированной системы, отказались от своих титулов и полномочий, чтобы жить среди людей и служить им! Все это просто не укладывалось в голове, и, размышляя об этом, Лука лишь упирался в тупик. И, пытаясь выбраться из него, забредал в новые.
— У тебя обрезаны волосы, но ты все еще носишь родовую фамилию. – Пальцы старшего демона коснулись кончиков черных волос опаста. – Но раз ты решил отречься от своего клана, отрекись полностью. Зачем несешь эту ношу с собой?
— Я обрезал волосы, когда меня клеймили, — отрекаться от клана даже не думал, — возразил Лука. – Это был мой способ пережить позор и унижение.
— Отказавшись принять их? До сих пор считаешь, что не заслужил этой отметки на плече?
— Тогда я был моложе и совершал необдуманные поступки.
— Ну… некоторые совершают опрометчивые поступки и в зрелом возрасте.
Сказав это, Тачибана стянул с головы несуразную шляпу, скрывавшую пару рогов, подобных полумесяцу и пушистые волнистые волосы цвета заката. Только прежде длиной до лопаток, теперь они не доходили ему до плеч.
Демоны высокого ранга, тем более члены королевских семей, всегда носили длинные волосы. Порой за долгую инфернальную жизнь они вырастали чуть ли не до пола. Волосы – это связь со своим родом, так с годами она становится длиннее и прочнее. Женщин это правило не касалось, так как многие из них отдавались в чужие семьи для укрепления межклановых отношений, но вот мужчины следовали ему неукоснительно. Обрезать волосы – значит, прервать связь со своим родом.
— Я больше не Суриаст и власти своей не имею, — сказал управляющий, подтверждая мысли Луки. – Поэтому и страха передо мной ты больше не испытываешь.
Жестом Тачибана предложил гостю сесть, и тот, не найдя взглядом стульев в помещении, уселся на разложенные на полу татами. Видимо, кронпринц был почитателем японской культуры, в отличии от клана Гио, чей особняк напоминал скорее дом европейской знати.
Посреди комнаты вырос изящный кальян, бока которого были обильной инкрустированы драгоценными камнями, и Лука беззвучно удивился подобной роскоши. Видимо, члены королевской семьи даже в мире людей не меняют привычек и страсти к богатству.
Сохраняя молчание, слуга главы клана Гио раскуривал кальян, и лишь когда результат труда его устроил, опустился на пол напротив гостя. Сперва он сделал глубокую затяжку и выдохнул дым, наблюдая за его танцем в воздухе, и только потом заговорил.
— Я чувствую, что тебя что-то терзает. О чем ты не можешь сказать вслух. Причина в Юки?
— У тебя ведь есть такой же дар, как у повелителя? Ты видишь будущее?
— Мой единственный дар – раскуривать кальян, — усмехнулся тот. – Так что будущего я в отличие от сестры не вижу. Однако, я могу предположить, каким оно будет. Об этом твой вопрос?
— Не совсем. У меня сейчас много свободного времени, я часто вспоминаю прошлое, задумываюсь об услышанных прежде словах. Как ты считаешь, когда будущее открыто тебе, возможно ли любить?
— Ух, как неожиданно услышать подобное из уст дюра. – Сделав еще одну затяжку, Тачибана протянул мундштук Луке.
Опаст все ждал, что кронпринц поднимет его на смех, укорит за подобные измышления, но демон не только казался предельно серьезным, даже его взгляд наполнился грустью.
— Возможно, — наконец, вымолвил он. – Только это очень больно. Как будто ты любишь заранее. Любишь того, кого еще нет.
— То есть дюры способны на такие чувства?
— Дюры способны на многое, Лука. А любовь дана как дар, или как наказание, каждому существу, и мы с тобой не исключение.
— Ты любил?
— Я многие чувства принимал за любовь, но никогда не позволял им взять надо мной верх. Мой наставник говорил, что любовь не поддается контролю, и, если счесть его слова правдой, то нет, я никогда не любил. Но можем ли мы быть в этом уверены, если сами не знаем, что такое любовь?
— Но, испытав ее, с другим чувством уже не спутаешь? – Демон курил элитный табак, вкус которого уже успел забыть, — так давно они не общались с Сайтрисом по душам.
— Что заставляет тебя так думать?
Признаваться одикту в том, что слышал из уст его сестры, как она говорила о любви человеческому мужчине, было почему-то страшно. Образ женщины и образ Владыки демонов противоречат друг другу, даже представить такое трудно. Услышав те слова, Лука ощутил, как под его ногами содрогнулась не просто земля, а само мироздание дало трещину.
— Дюры создают пары из побуждений собственной выгоды, и подходят к этому вопросу рационально. Откуда же вообще появились разговоры о любви?
— Любовь – удел опастов, — усмехнулся Тачибана. – Удел одиктов – править. Мы не можем позволить себе любить.
— И Адиканишь?
— Адиканишь, — на лице Тачибаны появилась счастливая улыбка, какая всегда сопровождала его мысли о сестре. – Я склонен считать, что Ее это не касается. Она – Владыка демонов, а воля Владыки демонов неоспорима.
Он продолжил свой монолог спустя короткое время, будто давая себе возможность собраться с мыслями:
— Я видел прежде в своей жизни влюбленного одикта. Эта страсть спалила его вместе с возлюбленной. Это была не любовь, а сплошной поток страданий. Не думаю, что хотел бы испытать подобное чувство на себе. И определенно не хотел бы, чтобы его испытал наш повелитель. Но ты опаст, ты не должен бояться любви, но она повлечет за собой только страдания. Тебе решать, стоит ли твоя любовь страданий, или лучше ограничиться безмятежным существованием?
Ночь неумолимо двигалась к рассвету, а Тачибана продолжал уверять демона, что опасты влюбляются лишь однажды. И что эта любовь сразит наповал в первую же секунду своего зарождения. Лука считал любовью свою одержимость Адиканишь, но кронпринц развеял его сомнения.
«Понимаю тебя, — сказал он с грустью, — я сам был одержим Ею. Но не забывай, Она – Повелитель Инфернуса, Она влияет так на всех дюр».
Сделав очередную затяжку, Тачибана нахмурился: вкус табака, который в мире людей казался ему во много раз ароматнее, истлел и стал горьковатым из-за золы.
— Любовь – это прежде всего выбор, мой друг, — подвел итог беседы управляющий клана Гио. – И ты свой уже сделал. Мне искренне жаль тебя, но и долю зависти я испытываю тоже.
— Я долго думал, зачем я здесь. Этот вопрос терзал меня, не оставляя в покое ни днем, ни ночью. Но теперь я спокоен. Он отпал сам собой. Я понял, что я здесь потому, что так должно быть. – Разразился тирадой Лука. – У меня уже нет сил бороться против своей судьба. Я приму ее, какой бы она ни была, пусть даже покажет мне самую отвратительную из своих личин.
— Отлично, — вновь улыбнулся Тачибана. – А теперь проваливай из моей комнаты.
Уже на следующий день Юки представила защитникам человечества своего спасителя, и, хотя она уверяла Луку, что все будет хорошо, мнения своего Божественного света стражи Звелт не разделяли. Еще долгие месяцы спустя они встречали опаста во всеоружии. Один из них при каждой встрече так и норовил Божественным гласом выжечь демону еще одно клеймо, но Юки исправно вставала на его защиту. Хотя это было излишне. Единственным, кого в этом доме боялся Лука был даже не некромант, а его слуга. Да и тот, похоже, был на стороне бывшего фаворита Владыки демонов.

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.