Глава III, эпизод 6

Стояла ранняя весна, и в мире людей было весьма прохладно. Особенно сейчас, безлунной ночью, когда не редко случаются заморозки. Прежде не знавший холода, Лука зябко кутался в длинный бесформенный плащ. Был ли то холод в душе, то ли опаст, оказавшись в чужом мире, стал чувствителен к непогоде, подсказать никто не мог.
Демон чувствовал себя слабым, ненужным, беспомощным – даже выполнить приказ не смог. Надо было убить Божественный свет там, в Тосагаре, на глазах у некроманта, на глазах у всех стражей Звелт, чтобы знали, с чьей волей посмели тягаться. Но девушка и так была едва жива, так что пустить ей кровь Лука не счел уместным. Убийством слабого не станет грешить даже дюра. К тому же его мысли не оставляли слова повелителя: «Светоч не должен попасть в руки некроманта». Может, и в убийстве необходимости не было?
И сейчас эта девушка, мирно спящая у него на груди, была единственным источником тепла. Демон укрывал ее полами плаща, с ужасом понимая, что желает любой ценой сохранить ее жизнь. Чистейший божественный свет, сияние души ангела, неприкасаемая мощь – перед этими созданиями трепещут демоны всех рангов. Не испытывая страха, исходят благоговением. Потому что все, будучи детьми одного Отца, отличаются только тем, что ангелы ближе к первородному источнику силы. Лука верил, что когда-нибудь армия Инфернуса обрушит Небеса: дюры не терпят авторитетов. Возможно, именно Нирвасэн встанет во главе бесчисленного войска Владыки демонов, чтобы отомстить за попранные идеалы, за жертву той, которую утратил навсегда.
Демон опустил взгляд: причина этой возможной войны неосознанно прижималась к нему всем телом, ища тепла и поддержки.
Повелитель сказал: «Божественный свет необходимо уничтожить, и доверить это я могу только своему ученику». Почему именно Лука? Светоч лишен сил, любой демон сейчас способен сразить смертную женщину. Та же Элегия справилась бы с этим без проблем – с нифалемом разделалась словно играючи. Зачем нужен был Лука?
Истинная жестокость Владыки демонов в том, что Он играет с судьбами своих подданных, не задумываясь об их благополучии. Ни жизни дюр, ни жизни людей Его не волнуют! Без сожаления Адиканишь пожертвовала своим единоутробным братом, отправив его сразиться с главой клана Гио. Пожертвовала своим старшим советником. И ни от одного из них нет вестей. Она утратила свою власть даже среди тех, кто поклялся служить Ей верой. И Она пренебрегла Инфернусом ради смертного мужчины. Это абсолютное предательство!
— Кто ты? – раздался слабый голосок, и девушка на груди зашевелилась.
— Тихо, — шепнул мужчина и прижал Юки к себе. Краем глаза он проследил за движением со стороны: тень промелькнула и скрылась. – Дюры рыщут.
— Я видела тебя там, где демоны превратили наш сад в поле боя. Ты спас меня, хотя пришел убить. Так кто ты, и кому служишь? – Девушка отпрянула от демона, но на ноги не встала, лишь отодвинулась на безопасное, как ей показалось, расстояние.
— Твоя судьба еще не решена, да и что ты называешь спасением? Твой божественный свет – в руках демона, и я волен распоряжаться им на свое усмотрение.
— Если ты пытаешься запугать меня, то используешь неверную тактику. Сегодня я потеряла самых дорогих людей: клан Гио уничтожен безумным некромантом. Смерть сейчас стала бы добровольным выбором.
Девушка говорила тихо, но уверенно, совершенно не испытывая страха перед Темным генералом: то ли действительно не боялась за свою жизнь, то ли знала, что ей ничего не грозит.
— Если у тебя остались еще силы, исцели свои раны – дюры идут на запах твоей крови. Они не напали только потому, что моя аура сбивает их с толку, — распорядился Лука и заметил, как девушка послушно использовала свой дар.
Безоговорочная покорность Светоча архангела пронзила сознание опаста насквозь: существо высшего порядка, служительница Небес, добровольно следует указаниям демона!
— Что ты за существо такое? – спросил он вполголоса, будто спрашивал сам себя, но Юки услышала его.
— Я человек, — ответила она, — которому никак не удается пожить на этом свете, потому что каждый демон так и норовит убить.
Острый взгляд прошелся по лицу Луки, девушка нахмурила брови. Ее суровый вид совершенно не соответствовал этому миленькому личику, будто слепленному искусным мастером из самого белого фарфора. Демон ощутил, как напряглись его мышцы. Губы дрогнули и по собственной воле растянулись в улыбке. Он и забыл уже, что умеет улыбаться. Или же не умел вовсе? Сколько веков минуло, а он помнил только угнетение и ласки, полные презрения.
— Теперь можешь быть спокойна: раз твоя жизнь в моих руках – я сделаю все, чтобы ее сохранить.
Лука поднялся и скинул с плеч плащ. Охваченный огнем скверны, на его теле тлел мундир Темного генерала. Эта одежда слишком неудобна для ближнего боя, хотя и дюры столь высокого ранга лишь командуют полками, избегая сражений на передовой. Но сейчас битвы не избежать, вот и рукоять меча уже плотно легла в ладонь.
Тьма подступила. Казалось, померк даже свет убывающей луны.
— Возведи барьер, — раздался решительный голос опаста.
Юки на секунду замешкалась, она вновь взглянула на Темного генерала, пытаясь взглядом проникнуть в его мысли: неужели действительно защитит? Высший демон на страже Божественного света – как-то уж совсем неправдоподобно.
— Отдели это пространство. И запри его! – проговорила девушка и развела руки в стороны. Между ее ладонями вспыхнул свет и заполнил мир вокруг них, насколько хватало глаз.
На губах Луки вновь мелькнула улыбка. Еще сегодня утром, когда он шел по следу Владыки демонов, никто и предположить не мог, что меньше, чем через сутки, он будет сражаться бок-о-бок с Божественным светом. Что Светоч Архангела будет внимать каждому его слову и безропотно следовать указаниям. Это чувство вскружило голову, предательски обманчивое чувство, что они как-то связаны между собой. Безжалостный самообман, что ангелы и демоны могут сражаться на одной стороне.
Из-за каждого угла, из каждой тени, на них двоих смотрели тысячи вызывающих отвращение морд, сверкающих алым пламенем глаз, скалящих жуткие клыки. Они осторожно подбирались ближе, чтобы напасть всем вместе. Они боялись Божественного света, но больше прочего их пугал Темный генерал.
— Ты слишком слаба, так что побереги силы – я справлюсь с ними сам.
Демон не успел договорить, как из трещины ближайшего дома к нему метнулось с десяток нидаторехов, однако их тела напоролись на холодную сталь меча. Лука принял оборонительную стойку, готовый отразить любую атаку. За своей спиной он ощущал живительное тепло Светоча, заточенного в хрупком человеческом теле.

Отчаяние повергает в шок, отсутствие надежды убивает рассудок. Их шестеро против темного некроманта и призванных им дюр. Больше нет Божественного света, испустил дух исходный страж, и ни одна живая душа не знает, что Тосагаре разрушен. Когда сюда вернется глава клана, он найдет здесь лишь братскую могилу, и прах тысячи демонов, развеянный по некогда цветущему саду.
Раньше они сражались на жизнь, теперь же, когда терять нечего, будут биться насмерть. Стоять бок-о-бок под порывистыми северными ветрами, что поднимают с земли осевшие хлопья сажи и швыряют их в измученных людей.
Тсукумо приобнял Токо, Хотсума взял за руку Шусея, Оборо и Курото обменялись взглядами. И прозвучал приказ Рейги к атаке.
— Вперед! – крикнули стражи.
Некромант не стал полагаться на оружие Темных генералов, творил заклинания прямо в воздухе, формируя ледяные осколки, и посылал их в отчаянно сражающихся людей.
— Убить всех стражей? Ага, сейчас! – рычал Огненный страж, вызывая пламя к ногам врагов.
— Приведите подмогу, — прошептал Тсукумо порхающим вокруг птичкам. Те что-то прочирикали в ответ и улетели. Надежда слабая, что крылатые вестники отыщут Такаширо, так что помочь стражам уже не сможет никто. Главное – Токо рядом, и он защитит ее любой ценой.
«Защитишь?» — ворвался в сознание голос девушки: «Как защитил Юки?»
Юноша не нашел слов, чтобы возразить напарнице. Он знал, что Юки все еще жива, надолго ли – другой вопрос. Он не слышал ее зова, не мог ухватить нить ее мыслей, но чувствовал биение ее сердца, короткие вздохи.
— Да что же это такое? – Оборо резко остановился и обхватил голову руками.
Курото вернулся к напарнику, другие стражи продолжили нападение.
— Что случилось? – юноша обхватил друга за плечи. – Сейчас не время для хвори.
— Странное чувство, подавляющее. Как будто приближается еще один Темный генерал. По силе равный этой, — он ткнул пальцем на Элегию.
— Час от часу не легче. Давай сперва разберемся с теми, кто уже здесь. Будем решать проблемы по мере их поступления.
Брюнет подал напарнику руку и помог подняться, затем спросил:
— Готов?
— Когда ты рядом, я могу и горы свернуть, — благодарно улыбнулся Оборо.
— Значит, я никогда тебя не оставлю.
Стражи устремили свой взор на сражающихся товарищей, оружия которых мелькали в толпе осаждающих их тварей. Три пары людей против пяти Темных генералов и некроманта-предателя.
— Не марай о них руки, — заискивающе прошептала Элегия, отведя Рейгу в сторону. – Твои генералы справятся с ними сами. Нам же лучше отыскать Божественный свет.
— Знаешь, где он?
— Знаю, где тот, кто забрал ее.
— Кто он такой?
— Любовник короля, — фыркнула Элегия. – Этот опаст появился во дворце, ох. как не вовремя.
— Смотрите! Некромант сбегает! – пронесся над головами глас Огненного стража. Все посмотрели на него, и парень ткнул пальцем в небо, указывая товарищам на поднявшийся пыльный смерч. – Сейчас я ему крылышки опалю.
Хотсума начал творить заклинание, на лезвие «Повелевающего пламенем» заплясал рассыпающий искры огонь.
— Оставь его, Хотсума! Мы не справимся с Рейгой. Давай лучше прикончим его свиту, — окрикнули его товарищи.
— Арррр! – прорычал тот от досады. – Будь по-вашему.
— Подсоби мне! – привлек внимание напарника Шусей.
Красивый, утонченный юноша поднял руки, и между его пальцев заструилось нежно-голубое сияние. Оно сформировалось в капли и понеслось навстречу высшим демонам.
— Какой самонадеянный мальчишка, — усмехнулись те. – Он решил, что, раз сковывает нидаторехов, то может и Темных генералов пленить?
— Вы зря недооцениваете стражей Звелт… — Заклинание Шусея сменило форму: все капли слились вместе и образовали узкий целенаправленный коридор, по которому Хотсума незамедлительно направил поток сотворенного огня, что все еще плясало на лезвии Повелевающего пламенем. – Сгори, чернь!
Серпантином пламя взвилось по тоннелю, один край которого был направлен на дюра в военной форме, и понеслось так быстро, что демон не успел даже отступить. Огонь накинулся на его одежду, воспламеняя светлые пепельно-русые волосы, и разгорелся сильнее прежнего.
Пользуясь замешательством высших демонов, Шусей подпрыгнул к пылающему генералу и одним взмахом клинка снес тому голову. Благодаря внезапной атаке, у стражей появилось небольшое преимущество.
— Сравняли счет, — усмехнулся Оборо.
— Если не считать толпы мидвелнов, то можно сказать, что силы равны, — кивнул Курото, врубаясь в гущу сражения с черной катаной наперевес.
Рядом с ним размахивала мечом Токо. Их напарники, обладающие навыками защиты, сражались на расстоянии, отводили от товарищей заклинания Темных генералов, опастов и сильных мидвелнов, которых, в прочем, было немного. Пламя скверны осыпалось стражам на головы черным пеплом, не причиняя вреда. Самое страшное для людей в этом сражении – оружие высших демонов, оно убивает раз и навсегда, не оставляя шансов на реинкарнацию. Каким сильным не был бы некромант, его заклинание возвращения не сработает. Но из-за обезумевших от жажды крови низших дюр, Темные генералы не могли подступиться к Звелт.
Пока стражи с навыками атаки медленно уменьшали численность нидаторехов, их напарники прицельно били по генералам: Шусей и Оборо использовали заклинания, Тсукумо стрелял из револьвера, оставляя в воздухе стойкий запах пороха.
Поднялся ветер, вскружив над землей облако пыли. Когда она осела, перед стражами возник еще один дюра в облачении генерала, но он разительно отличался от других. В глазах демона алели капли крови, за спиной развивались длинные огненно-красные волосы. Его холодная улыбка сковывала сердца ужасом.
— Он, — шепнул Оборо, вновь сдавливая голову руками. – Он принес с собой смерть.
— Это всего лишь еще один Темный генерал, — усмехнулся Тсукумо.
— Нет, он другой.
— А у вас в мире людей живенько так, я смотрю, — довольно улыбнулся Каденция. – Стражи Звели шинкуют нидаторехов как овощи, а Темные генералы скрываются за спинами мидвелнов. И зачем вы такие сдались некроманту? Не вижу что-то, где он сам.
Красноволосый демон огляделся по сторонам, задержал взгляд на пытавшихся отдышаться стражах. Они поглядывали на него настороженно, продумывая, чем закончиться эта встреча, но в их глазах не было страха. Темный генерал улыбнулся.
— А в прочем, без разницы. Разиэль с ним, этим некромантом. Каков заклинатель, такова и его армия – все прикрываются за спинами беснующейся черни.
— Да что ж ты такой-болтливый-то выискался! – рыкнул Курото, вскидывая в руках катану из черной стали.
— Сражаться с вами мне будет скучно, так, может, хоть сыщется интересный собеседник?
— Языком чесать отправляйся в Ад.
Курото молниеносно подлетел к нему, проведя серию атак. Он бил – дюра уклонялся: ни один выпад не настиг цели. В бессильной злобе страж зарычал:
— Доставай свое оружие и дерись как воин!
— Мне не требуется оружие, чтобы одолеть тебя. Вы люди слишком самоуверенны. Неоправданно самоуверенны.
— Теперь он начал раздражать и меня тоже, — тихо проговорил Оборо. Его спокойствие не сулило ничего хорошего.
Шусей ненароком отступил от товарища, пока тот в полной безмятежности нашептывал слова заклинания. Они срывались с уст, выстраивались в замысловатый узор, который не был знаком стражам. Курото продолжал атаковать демона, уверенный в том, что напарник за его спиной находится в полной безопасности. Он прибегал к новым приемам, используя замысловатые выпады, надеясь если не на свою скорость и ловкость, то хотя бы на непредсказуемость своего фехтовального мастерства. Он не видел, что Оборо также готовит магическую атаку, да и вряд ли бы это смогло хоть как-то помочь. Даже люди чувствуют разницу в силах демонов, а этот явно превосходил своих собратьев. Мидвелны тщетно пытались прорвать оборону стражей, но те лишь теснили их к опастам и темным генералам.
— Почему они не уходят вслед за своим заклинателем? – возмущался Огненный страж. – Божественного света нет, Рейга отправился за ним. Если где-то и идет решающая битва, то явно не здесь.
— Рейга отдал им приказ убить нас, — пояснила Токо, — потому и остались.
— Послушные демоны? Вот так редкость! Надо где-то записать.
— Да, это странно, — согласился Курото и, прекратив бой с Каденцией, отступил. Он тяжело дышал, пот градом катился по его лицу. Остальные стражи не выглядели настолько же изнуренными, хотя сегодня демоны потрепали всех. А им все нипочем: скольких бы не убили стражи, на их месте тут же появляются новые. Тот же Каденция – даже дыхание не сбилось. Довольно улыбается, демонстрируя свое превосходство, и не рвется в атаку, дает своему противнику отдышаться.
— Ты меня позабавил, Звелт, — проговорил он, сверкнув клыками. – Мне бы хотелось продолжить бой.
— Катись в Преисподнюю! – огрызнулся страж.
— Не спеши, я еще не в полной мере насладился тобой.
Каденция вскинул руки и, не произнеся ни слова, сотворил заклинание. Он не преследовал цели убить защитников клана Гио (ему как раз были даны совершенно противоположные указания), но их леность и нерасторопность начинали уже надоедать.
Сорвавшись с его ладоней, Печать устремилась к Курото, Токо и Хотсуме. За их спинами испуганно вскрикнули напарники, спокойным оставался только Оборо.
— Ты зря недооцениваешь мощь стражей Звелт, — сказал он, заканчивая чтение заклинания.
Немедля не секунды, страж выпустил свой снаряд навстречу заклинанию Каденции. Печать Оборо в полете сформировалась в световую стрелу и, поглотив встречное заклинение, увеличилась в размере.
— Атака на все случаи жизни, – довольно произнес юноша, глядя на то, как стрела вонзается в красноволосого демона.
Раздался грохот, короткая вспышка ослепила людей. Притихли даже низшие демоны, в мгновение утратив вкус сражения. Порыв ветра развеял дым, открывая взору раненного дюра.
— А вот и зря, — сказал он, будто подытоживая. – Я ведь на нашей стороне был!
В руках Каденции материализовался клинок шириной в две ладони, выкованный из неизвестного багряного металла, и дюра устремился к Оборо, обходя, преграду из бойцов ближнего боя.
— Не смей! – крикнул Курото ему вслед.
— Ты же сам хотел, чтобы я обнажил клинок. Чем теперь не доволен?
Он просто раскидал стражей, что оказались по близости от Оборо, если и бил мечом, то только тыльной стороной, нанося, тем не менее, серьезные травмы. И остановился только тогда, когда напротив него оказался ранивший его юноша.
— Его защитить хотел? – Каденция кивком головы указал себе за спину. – Напарника своего? Что ж, можешь быть спокоен, теперь о нем позабочусь я.
Демон атаковал быстро, удары сыпались на стража со всех сторон, будто против него сражались сразу несколько дюр. Оборо удавалось уклоняться от большинства атак, но лезвие меча то и дело ранило тело. Он не был хорош в сражениях на близкой дистанции, поэтому быстро терял силы.
— Прекрати! Не он – твой противник! – за плечами Каденции появился Курото. Он дышал тяжело, плотно сжав челюсти, обе руки обхватывали рукоять меча.
— Злишься? – Каденция обнажил в ухмылке длинные приковывающие взгляд клыки. — Ненавидишь меня? Тогда попробуй убить!
Вняв призыву дюра к атаке, Курото на своих быстрых ногах ринулся в бой. Краем глаза он следить за Оборо, тот был сильно ранен, истекал кровью, едва находя в себе силы, чтобы дышать. Оба чувствовали, как с каждой секундой истончается нить, связывающая их. Почему-то именно страх не успеть обнять напарника, не сказать важных слов, для которых всегда находится причина не быть сказанными, сильнее подстегнули мечника. Силы наполняли его мышцы, способность, дарующая высокую скорость передвижения, работала на полную мощь. Даже Каденция отметил про себя, что атаки, применяемые стражем, стали куда опаснее, чем его предыдущие жалкие попытки ранить дюра. Парень перестал осторожничать и бил уже наверняка, еще и метил так, чтобы увернуться от удара не получалось. Сражался бы против него человек, давно бы уже лежал, сдабривая землю собственной кровью, но проворный демон избегал смертельных атак.
— Наскучил ты мне, Звелт, — сказал, наконец, Темный генерал и отшвырнул от себя бездыханное тело Оборо.
Яд демонического оружия уже успел поглотить рассудок стража. Вместе с сознанием угасла жизнь. Уже навсегда.
— Как это трогательно, — вновь заговорил Каденция, наблюдая за тем, как меняется лицо Курото, осознавшего вдруг, что напарник мертв. – Эти узы между стражами заставят прослезиться даже дюр. Жаль разрывать такой дуэт, но посмевшим ранить меня я обид не прощаю.
Курото рухнул на землю, и не смог пошевелиться. Тело обессилело от боли утраты. Теперь один во всем мире, никто больше не встанет с ним плечом к плечу.
— Ты заплатишь за это, — прорычал он. Кровь, пот и слезы смешались на его лице.
— Очень хочется верить, — холодно отозвался Каденция, поправляя белоснежные перчатки на руках.
— Я убью тебя, дрянь.
— Ну, разумеется.
Верхушки деревьев всколыхнулись, насторожив демонов. Красноволосый Темный генерал вперил взгляд в тяжелые серые облака. Нехорошее предчувствие прокралось в душу, возбудив нервные окончания. Как будто ледяное лезвие меча рассекло воздух вблизи его шеи.
— Вынужден раскланяться, — демон вновь коснулся взглядом распростертого на земле стража. – Вам бы я посоветовал бежать отсюда без оглядки.
— Отомщу…
— Вот заладил же… — задержавшись на несколько секунд, Каденция подошел к Курото и склонился над его телом. – Я буду ждать твоей мести, Звелт. Не разочаруй меня в будущем.
Сильный порыв ветра швырнул в лицо стража поднятый с земли пепел и присыпал сверху, перепачкав в саже.
Вокруг поднялся вой, от которого заложило уши. Нидаторехи бесновались у ног людей, даже не думая вновь нападать. Стражи смыкали ряды, теснились друг к другу, давя ногами обезумевшую от ужаса нечисть. Мидвелны словно растаяли в воздухе – бежали первыми. Вслед за ними заторопились опасты.
— Стоять! – кричали им генералы, и снаряды заклинаний начали бить уже по своим.
— Не смейте отступать! – даже в голосах лучших воинов Инфернуса слышалась неприкрытая паника. Они не хуже Каденции знали, что надвигается что-то ужасное.
Опасты встали теснее, спрятав за своими спинами генералов.
— Что это? – проносился по толпе шепот, и демоны испуганно озирались по сторонам.
— Архидемоны?
— Одикты?
— Владыка?!
— Наш повелитель всегда был против сделок с людьми, — крикнул один из опастов. – Нам не скрыться от Его гнева.
— Молчать! – прервал его окрик одного генерала. – Кто вы такие, чтобы судить о воле повелителя?! Вам приказано убить стражей Звелт!
— Тысячелетия! Одно и то же! – загрохотало под тяжелыми свинцовыми тучами, и следом прогремел гром.
Все демоны пригнулись, стражи встали еще теснее, загородив своими телами трупы убитых товарищей и раненого Курото. Они пытались разглядеть в пасмурном небе облик того, кто заговорил с ними, поселив в душах страх и смятение.
От бледного пятна луны на небосводе к земле протянулся луч, и на том месте, где остался его светлый след, возник демон. За его спиной в воздухе медленно таяли три пары черных крыльев. Едва только стихший ветер лениво играл его волнистыми по плечи волосами насыщенного бордового цвета.
— Вы боитесь гнева Владыки, но поступаете вопреки Его воли, — стиснув зубы, проговорил он. – Рапсодия, Ска, Гогетта, — демон поименно назвал генералов. – Вы разжалованы и отстранены от службы.
Темные генералы в считанные секунды осели, потеряв очертания тел и форму. Их теперь наполняла лишь бездонная тьма, разрушая изнутри инфернальную суть. Им теперь предстоял долгий путь, чтобы боем вновь подняться до высшего ранга. По велению Владыки демонов Темных генералов никогда не убивали, но учили смирению те, кто был рангом выше.
— Остальные, убирайтесь прочь! И не вздумайте впредь приближаться к вверенной мне территории.
Внимая словам вселяющего ужас демона, оставшиеся на поле брани опасты незамедлительно ретировались, оставив поверженных стражей один на один с высшим демоном. Тот лишь снисходительно осмотрел людей и их убитых товарищей, не сказав ни слова. Секундой спустя на его месте остался лишь сгусток темной энергии, которая медленно таяла в воздухе, подобно легкому дыму. В повисшей тишине можно было различить только тихие всхлипы склоненного над телом напарника Курото.
— Что это было? – первым заговорил Хотсума, оправившись от потрясения.
— Кажется, эту войну ведут силы, гораздо могущественней клана Гио, — ответил ему Тсукумо.
— Силы, которые играют нами словно карточной колодой, — согласился с ним Шусей.

Затаив дыхание, Юки наблюдала за боем: ее похититель и спаситель в одном лице искусно владел мечом. Он без устали рубил низших демонов и постоянно оглядывался назад со словами «Ты в порядке?». А разве могло быть иначе, если ты находишься под защитой столь сильного демона? Она лишь кивала, потому что из пересушенного горла не удавалось извлечь ни одного звука.
— Заключим Договор? – вдруг предложил Лука, обернувшись в очередной раз.
— Для чего? – удивилась девушка. Договор с демоном – удел некромантов. Подобными узами не связывают себя даже стражи Звелт, чего уж говорить о Божественном свете?!
В необходимости договора Лука сомневался, но возвращаться к Адиканишь не хотелось вовсе. При одном лишь воспоминании о Ней, все нутро сковывало льдом. Холодная, безжалостная. Ее кровь все еще текла по его венам, и клеймо на плече всякий раз напоминало, что он – не больше, чем раб. Пусть Луиз тешит себя привилегиями и рангами, но Лука обманываться больше не намерен. Да и может ли он вернуться, не выполнив приказ своего короля?
— У дюр может быть только один хозяин, и мой повелитель может призвать меня в любую минуту, — сказал демон вслух, прекрасно понимая, что в его услугах Владыка демонов больше не нуждается. – Тогда я не смогу защитить тебя от Темного некроманта, что идет по нашему следу.
— Договор с демоном… — сделка сомнительная, только иного пути Юки не видела. С таким союзником у клана Гио появятся силы противостоять армии Рейги. – Что я должна сделать?
— Повторяй за мной: «Одолжи мне свою силу…»
— Одолжи мне свое силу.
— Здесь! – вихревой поток ветра замедлился и распался над землей, выпустив из своих объятий некроманта и женщину-дюра с копной белоснежных волос, идеальную укладку которых не мог испортить даже столь экстремальный способ перемещения.
— Дальше не могу, — тихо проговорила Элегия. – Меня не пускает разделительный барьер.
— Я сниму заклинание, — успокоил ее некромант.
— С копией Ключа Разиэля справишься? – кивком головы девушка указала на фолиант в руках мужчины.
— Это оригинал. Выступать против клана Гио с копией было бы неосмотрительно, ты так не считаешь?
На слова Рейги женщина-демон открыто рассмеялась: люди – лишь безвольные марионетки, которые всегда играют по правилам противоборствующей стороны.
— Как же это глупо! – закричала она сквозь неутихающий смех. – Глупо своей предсказуемостью! Ты, Темный некромант, поступил именно так, как сказал наш повелитель. Как же Ему удалось так хорошо узнать человеческую душу?!
— Элегия? – потрясенный словами дюра, Рейга остановился. – Что ты пытаешься мне сказать?
— Помнишь ту горящую сакуру в Киото? Восемьсот лет назад.
— Как ты…
— Я была там, Рейга. Это я вела те полка, что уничтожили деревню охотников на демонов и лишили клан Гио его предводителей. Поэтому я, как никто другой, знаю, что не ты снял окружавший поселение барьер. Прежде, чем я расскажу тебе эту тайну, позволь мне забрать это…
Женщина взмахнула кнутом, и лоскут кожи повязался вокруг книги Разиэля. Она резко дернула оружие на себя, вырывая фолиант из рук некроманта, и поймала потрепанную книгу на лету.
— Я заберу Ключ с собой, поверь, это не столь высокая цена за бессмертную жизнь. Ведь в прошлый раз я шла только с целью убить тебя. – Женщина вновь рассмеялась. – Помню все, как будто было вчера. Владыка сказал: «Я сниму барьеры, и на вашем пути окажутся только люди. Никого не щадите – убейте полукровку. Отпрыск предателя не должен ходить по земле!».
Все эти столетия мы были уверены, что ты мертв, но – о, счастье! – наши домыслы оказались неверны. Теперь, — голос Элегии стих до шепота, — я отдаю тебя во власть Короля демонов!
Новый взмах кнута разрезал воздух, прошелся вдоль тела некроманта, и тот грузно повалился на землю.
— Прими очищение от повелителя нашего и пройди весь путь заново, пока память к тебе не вернется.
Нифалемов не убить никаким оружием, и Элегия это знала. Они всегда возвращаются, чтобы сполна реализовать свое предназначение.

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.