Часть III, эпизод 2

Канделябры, развешанные вдоль стен, слабо поблескивали позолотой в ровном сиянии свечей. Воск медленно оплавлялся, стекал вниз, застывая бледными лужицами на полу. Ничто не нарушало тишину, в которой слышался треск горящих фитилей. Даже воздух оставался недвижим. Лука не осмеливался дышать, глаза жадно выхватывали из полумрака холодный облик Владыки демонов.
— Привет, — непринужденно проронил король.
Он никак не ожидал этой случайной встречи, поэтому опаст заметил тень тревоги и сожаления на Его лице прежде, чем тот сумел скрыть свои чувства. За спиной повелителя с ноги на ногу перетаптывался камердинер с увесистой стопкой наверняка очень важных бумаг.
— Мы так давно не встречались, Ваше Величество. – Лука намеренно употребил обращение, которое могло быть адресовано как мужчине, так и женщине.
— Знаю, Лука. Суровое нынче время. Да и ты уже не нуждаешься в наставнике. – Обманчиво мягкий голос Владыки демонов морозом пробежал по коже дюра.
— Я стал сильным воином… — Лука проглотил свое «но», вновь кинув взгляд на притихшего камердинера: так им и не удастся поговорить без свидетелей. Теперь они друг другу не «ученик и наставник», не друзья и не любовники. Он –повелитель, Лука – всего лишь слуга. Темный генерал на службе короля.
— Я наслышан о твоих успехах, — кивнул Владыка демонов.
Снова неловкое молчание, и, стоя напротив друг друга, они не знают, о чем говорить. Случайная встреча совсем не была случайной, и Адиканишь знала об этом наверняка. Лука караулил Ее у дверей, ведь их спальни по-прежнему находились рядом. В душе шевельнулись странные эмоции, которым Она никак не могла найти объяснения.
— А я наслышан о Вашей грядущей свадьбе.
— Я пришлю приглашение, — натянуто улыбнулся Владыка демонов. Это было жестоко.
«Пусть лучше ненавидит меня, чем мучается от неразделенной страсти и тоски», — решила Адиканишь.
— Я приду, — процедил сквозь зубы Лука.
Он поклонился королю, Его камердинеру, обязанности которого исполнял прежде сам, и пошел по коридору прочь. Владыка демонов проводил его взглядом, ненароком возвращаясь воспоминаниями к тем дням, когда им ничего не мешало быть вместе.
— Повелитель, время не терпит, — напомнил слуга о своем присутствии.
— Да, ты прав, Сгувал.
Многочасовой прием в тронном зале лишь нагонял скуку. Единственным приятным мгновением за весь период стало появление среди гостей леди Исис Кроссзерия. Она поприветствовала всех присутствующих, низко поклонилась своему королю. Владыка демонов улыбнулся ей в ответ, давая понять, что Он рад ее присутствию.
«Здравствуй, мама», — послал Он мысленное обращение.
«Ваше Высочество», — ответила она сдержанно.
От улыбки не осталось и следа. Она – дюра, а дюрам не ведома любовь и привязанность. А Адиканишь так хотелось ощутить ее тепло и ласку. Хотелось, чтобы рядом был кто-то, кто поддержит, обнимет, с кем снова можно будет ощутить себя слабой. Из-за этого корона начинала тяготить Ее. Шутка ли, но в ближайшем будущем Адиканишь намеревалась избрать себе супруга. Она встретила того, кого искала. Так что эта канитель со свадьбой лишней совсем не будет.
В такие моменты Она завидовала людям, их чувственной связи, их отношениям. Потому что демоном сама никогда не была. Демонической крови в Ней и нет почти, но зато Тьма внутри Нее безмерна. Тьма, что питает всех дюр Инфернуса и за его пределами. Она дает им защиту и силу. Подданные Владыки демонов не осознают, насколько в действительности они беззащитны перед существами других миров без своего повелителя. Их мощь черпает ресурсы из пагубной страсти того великого греха, когда три клана архангелов воспротивились воле своего создателя. Все его зло и отверженность вмещались в теле короля. Это преступление как грязь налипало на белой мраморной коже – и ничто не могло ее смыть.
Омерзительно.
Короля передернуло. Он поднял руку, призывая своих гостей к молчанию. Все взгляды обратились к Нему.
— Я рад, что вы с готовностью откликнулись на мое заявление. Впервые за долгие годы нас ожидает королевская свадьба. Многие кланы боролись за право породнится с правящей династией, многие предлагали мне в жены своих дочерей. Но я решил, следуя своей неоспоримой воле, что в праве сам избрать себе супругу. Ее имя вы узнаете совсем скоро, а пока угощайтесь богатым разнообразием блюд и дарами королевского дворца.
Владыка демонов встал с трона, поклонился. Он направился к выхожу из зала, за ним последовал Нирвасэн.
— Что слышно? – спросил король, когда они оба оказались в коридоре.
— Слухи смутные. На Дальних гарнизонах беспорядки: я боюсь, что многие демоны там поддерживают возможность восстания.
— Как главнокомандующий ты обязан пресечь любые возможные недовольства: если у тебя это не получается, значит, ты плохой главнокомандующий.
— Я усилю контроль гарнизонов. Но Вы должны понять, что слухи – не то, что можно уничтожить мечом.
— Внеси меру наказания за непослушание. Это твоя армия – ты волен ею распоряжаться без моего веления.
— Приму к сведению Ваши замечания.
— Я в этой суете уже забыл, когда в последний раз видел Йятри. Он во дворце?
— Отбыл накануне по Вашему приказу.
— Хорошая новость. Надеюсь, его отсутствие не скажется на делах королевства. К тому же и мне скоро предстоит уйти. Справишься один?
— Как будто у меня есть выбор… — Нирвасэн обреченно вздохнул.
— Не стесняйся прибегать к помощи своих учеников: Луки, Луиза, Каденции…
— Непременно, — советник поклонился и свернул за угол, оставив короля в одиночестве.
Тихо хмыкнув, Владыка демонов улыбнулся. С семьей Ему, может, и не повезло, но вот друзья достались самые лучшие: архангел, одикт и предатель. Махаан… Друг детства, выбравший неверный путь. Йятри ему этого не простит.
В коридор, ведущий к Его апартаментам, король вошел с опасением: снова встретиться с Лукой ему совсем не хотелось. Эти отношения изначально были обречены, и расставание не обещало быть легким. Во-первых, как бы там ни было, их связывала любовь. Искалеченная ненавистью, презрением, почтением и слепой покорностью, но все-таки любовь. Во-вторых, Адиканишь чувствовала, что привязалась к молодому демону всей душой. Он был красив, его страсть, его желание любить захватывало королеву с головой. Она без оглядки бросалась в омут его ласк, его настойчивых прикосновений. Принадлежать ему было счастьем. Но сейчас что-то изменилось. И дело было вовсе не в надвигающейся войне, не в видениях будущего. Она просто не хотела его любви, поэтому его присутствие так тяготило в последние дни.
Адиканишь признавала все заслуги Луки: без него Она не смогла бы раскрыться. Он высвободил в Ней женщину, и именно он, по сути, пробудил в Ней Тьму, пробудил жажду. Удивительно, насколько многое способен опаст, попавший в ученики к самому Владыке демонов.
Коридор был пуст. Друг друга сменили противоречивые чувства облегчения и разочарования.
— Тоскую, — прошептал король, проходя в свою комнату. – Мне так тебя не хватает.
Высокий мужчина прислонился спиной к закрытой двери и медленно соскользнул вниз, и на полу оказалась хрупкая женщина. Она поджала ноги к подбородку и обхватила колени руками. Хотелось забыть Луку, чтобы не терзать себе понапрасну сердце. Он уже принадлежит другой. Но даже против этого можно было бы побороться – Адиканишь знала, как можно сломить судьбу. Однако какой от этого прок? Счастья ни себе, ни ему Она тем самым не принесет. Себе – так наверняка, так как стала замечать, что мысли Ее стремятся к темноволосому воину, встреченному в Киото. Надо вернуться туда, разгадать тайну демонической печати, которой уже больше тысячи лет отмечена его душа.
— Лорд Суриаст? – донесся из-за двери тоненький голосок. Следом раздался стук в дверь.
Лицо королевы в одно мгновение преобразилось, в глазах появилась холодная решимость. Она резко поднялась на ноги, рука легла на ручку двери и повернулась, отпирая замок.
— Я не лорд, — произнесла Адиканишь, пропуская Лилит внутрь, — а леди!
Неизвестно, чего можно было ожидать от этой девчонки. Она могла и наброситься с кулаками, обнаружив в комнате своего короля постороннюю демоншу, и убежать с воплями, и приняться зазывать охрану… Но! Лилит осталась невозмутимой: лишь низко поклонилась и вошла в покои Владыки демонов.
— Я всегда это знала, — она, наконец, улыбнулась. – Догадалась по тому, как мой брат смотрит на Вас.
— Вот как? – Адиканишь совсем не выглядела удивленной, лишь слегка приподняла бровь. В уголках Ее губ затаилась улыбка. – И как давно ты знаешь, кто я?
Королева подошла к юной принцессе и неторопливо обошла ее вокруг, внимательно следя за реакцией девушки. Та вся сжалась, словно от холода, густо покраснела под пытливым взглядом Владыки демонов. Она знала давно. Не была до конца уверена, сомнения одолевали то и дело, но знала. Хотя сама себе не верила, особенно когда оказывалась рядом с повелителем. Особенно, когда Он прикасался к ней, целовал ее с неподдельной страстью. Он всегда относился к ней с особым трепетом. А теперь… от мужской личины – ни следа. В женской форме Владыка демонов даже ниже ростом, чем Лилит. Но взгляд такой же величественный, даже высокомерный. И та же ухмылка.
Тонкие пальцы Адиканишь выбрали прядку из угольно-черных волос Лилит, поднесли к ноздрям. Королева втянула этот знакомых запах (когда-то так пахла Ее постель), и Ее глаза хитро заблестели, от чего Лилит смутилась еще больше.
— Ты очень красивая, я тебе когда-нибудь говорил? – Ошибка в использовании окончания глагола осталась незамеченной обеими женщинами.
— Нет, — улыбнулась брюнетка.
— Странно, — удивилась королева и отошла от девушки. Ее внимание переключилось на скромную бутылку из темно-зеленого стекла, не отмеченную этикетками или гравировкой. Адиканишь налила напиток себе в бокал, даже не предложив собеседнице сделать то же самое.
— И что же теперь будет? – заговорила, наконец, Лилит, потому что затянувшееся молчание заставляло ее нервничать.
— Ты о чем?
— О Вашей свадьбе! О королевстве!
— А разве что-то не так?
— Но Вы ведь… Ведь Ты – женщина, Адиканишь! – нервы сдали, и Лилит закричала во все горло, отчего-то не опасаясь, что ее услышат.
— Что это меняет? – Королева заметно злилась, но пока могла контролировать свою ярость.
— Тебе не позволят носить корону!
— Восемьсот лет этот факт никого не смущал. Дюры с радостью приветствовали на троне цареубийцу, вытерпят и женщину. Кто вздумает оспорить мое право на престол, лишится головы в кратчайшие сроки, и это бы усвоить твоим родителям.
— Они не посмеют выступить против Владыки демоно!
— Махаан так не думает.
— Махаан сейчас вообще ни о чем не думает – все его мысли заняты Тобой! Он хочет тебя! – кричала Лилит.
— Меня ли? – Королева рассмеялась. Она опустила бокал на столик рядом с пылающим в чаше сердцем и подошла к девушке. – Ты так наивна, малышка…
— Наивна?!
— Ты не замечаешь очевидных вещей, — Адиканишь сделала паузу, обдумывая, как мягче открыть демонице правду: похоже, та действительно даже не догадывается о чувствах брата. – Все дюры склонны к инцесту, как думаешь?
— Это не редкость, — кивнула Лилит.
— А знаешь, почему демоны так старательно придерживаются близкородственных связей? – взгляд королевы пробежал по оголенным плечикам Лилит. Она не испытывала к ней любви, но почему-то красота юной дюры пробуждала в женщине желание. Но совсем иное, где-то глубоко внутри, как будто желание не этого тела.
— Для соблюдения чистоты крови? – вопросом ответила девушка.
— Совсем нет. Если бы дюры блюли чистоту своего рода, то нас по-прежнему оставалось всего три клана.
— Тогда в чем же причина?
— Подсознательно каждый дюра ищет равного себе партнера. Равного по силе, по умению. Или того, кто сможет дополнить его, чтобы создать мощный тандем. Исходя из этих предположений, как ты думаешь, кто станет тебе достойным супругом?
«Ты», — хотела ответить Лилит, но не смогла. Теперь, зная правду о Владыке демонов, она уже не видела в Нем того решительного, властного короля. Да, им когда-то было хорошо вместе, и возможно даже, реши Он и дальше держать свою личность в тайне, они бы стали супругами. Хотя, при всем желании, Он, конечно бы, стал для нее лучшей партией, но вот она для Него – нет.
— Ответ же лежит на поверхности, — нежно проговорила Адиканишь, — и тебе он известен.
— Махаан? – голос Лилит прозвучал затравленно.
— Махаан, — кивнула королева.
— Но он же никогда не проявлял ко мне интереса. Напротив – даже ругался, когда я хотела проводить больше времени с тобой… — девушка осеклась.
Теперь стало ясно как день, брат злился на старейшин за решение сосватать Лилит королю. Тогда-то их отношения и обострились. Он расспрашивал ее с пристрастием о том, не был ли Владыка демонов груб с ней. Лилит считала это проявлением братской заботы, а оказалось – любви. И эти нескончаемые приступы ревности! Она считала, что брат ревновал к ней Адиканишь, это и стало причиной ее подозрений о половой принадлежности повелителя. А оказывается, она ошиблась: Махаан ревновал ее, свою сестру!
— Поняла, наконец?
— Как же нам быть теперь со всем этим?
— Ждать, — беззаботно ответила королева, вновь поднося к губам бокал. – Пока что ждать. В нынешних условиях судьбе нужно позволить случиться, а потом – все образуется.
— Но как же ты?
— А что я?
— По твоему велению были собраны все кланы, берущие начало от Суриаст! Ты объявила всем о своей свадьбе.
— К сожалению, это была единственная возможность собрать мою семью вместе.
— Но равных тебе по силе нет, кого же ты взяла себе в пару?
— Нет у меня пары, — отмахнулась Адиканишь. – Пока нет. Но дюры узнать об этом не успеют. Сейчас мы усыпим их бдительность вином и женщинами, а дальше – судьба сыграет нам на руку!
Обычно такое говорят про беду, которая пришла, откуда не ждали. А тут пришла подмога. С красивым юным личиком, стройным станом, с парой крепких крыльев цвета ночного неба и длинными густыми волосами. Прекрасная как Венера, справедливая как Немезида, верная как Нефертити.
Адиканишь был по душе такой альянс. Женой Лилит для Нее не станет, но вот компаньонкой будет отличной. Понятно же, что демоница осталось во дворце против воли отца, а значит, причиной тому стали разногласия в семье. Лилит оказалась не глупенькой девочкой, без собственного мнения и достоинства, какой всегда казалась прежде. Она была из того сорта женщин, что идут наперекор чужим принципам, что упорно следуют цели. Такой же была Адиканишь, такой была Элегия. Теперь в их полку прибыло: проклятье клана Адхират следует за ними.

Ждать больше не представлялось возможным. Крылья сами несли Адиканишь в Киото. По пути Она покружила вокруг особняка Тосагаре в Эдо, но брата так и не увидела. На Ее зов он тоже не откликнулся, но Она знала, что с Сайтрисом все в порядке. В случае чего, он этот особняк по камешку разберет, а раз Тосагаре в целости и сохранности, значит, переживать не о чем.
Чем ближе Киото, тем дальше отступают переживания о политической обстановке в Инфернусе, о том, что власть медленно ускользает из рук Владыки демонов. Душу наполнило трепетное волнение, а по нервам пробежало удовлетворение от предчувствия счастья. Как натасканная ищейка, Она напала на след: он начинался в храме Ниси Хонган, и судя по людям в форменных голубых хаори, именно здесь теперь находился штаб Шинсенгуми.
Стараясь оставаться незамеченной, Адиканишь спустилась на землю и неторопливо побрела по улицам столицы. Выбранное Ею направление повторяло путь дневного патруля третьего подразделения, и, как и следовало ожидать, после удачного завершения миссии, самураи отправились в Шимабара. Адиканишь помнила этот район, именно там они и встретились впервые. Однако не стоило привлекать к себе внимания, а одинокая женщина в дорогих нарядах в районе красных фонарей выглядит более, чем подозрительно. Поэтому демоница старательно отводила от себя взгляды посетителей гостиниц.
Запах усилился, верхняя губа королевы дернулась, обнажив острые клыки. Время словно остановилось, текло так медленно, а Адиканишь сгорала от нетерпения. Хотелось снова его увидеть, прикоснуться к его коже. Эти чувства сводили Ее с ума, Она никак не могла взять их под контроль. Это так глупо, нерационально! Это так опасно! Но тело не прислушивалось к доводам рассудка: непослушные ноги несли Ее к тому месту, где преобладал знакомый запах древнего демона. Казалось, окажись Она там – как довлеющие чувства отступят, перестанут иметь над Ней власть. Но пустота внутри лишь нарастала, как тревога о том, что отныне Владыка демонов не принадлежит сам себе. Это действительно было страшно: Она, повелительница Инфернуса, сильнейший демон из всех существовавших ранее, так непоправимо нуждается в человеке. И никто иной не сможет развеять эти тревоги и страхи. Только он.
— Хаджиме! – крикнула Адиканишь в сгущающиеся сумерки. – Сайто!
Она уже не скрывалась, и люди посматривали на Нее с негодованием и неприкрытой злобой. Гайдзинка, чужестранка, красивее сотни человеческих женщин. А Ее трясло от ужаса, что теперь Она нашла свою любовь и вместе с ней потеряла себя.
Темная тень промелькнула в одном из окон ближайшего дома. Быстрые шаги – и демонический запах смешался с запахом дешевого сакэ. Тень приняла знакомые очертания и приобрела плотность: Сайто стоял слегка пошатываясь от количества выпитого алкоголя, но все равно нашел силы прижать одинокую девушку к себе. Его хватка была уверенной и сильной, что никак не вязалось с очевидным опьянением.
— На тебя напали? – спросил он, озираясь по сторонам суровым взглядом.
— Нет, — едва слышно ответила девушка.
Ее внешность и голос показались мужчине знакомыми, но он никак не мог вспомнить, где встречал ее прежде. Адиканишь прижалась к стройному телу воина, обняла обеими руками, уткнулась носом ему в грудь. Дышала жадно, прерывисто, словно задыхалась.
— Тогда почему кричала?
— Испугалась, — честно ответила Она.
— Зачем пришла сюда? – спросил он, отстраняя девушку от себя.
— Тебя искала.
— Ну, нашла – и что дальше?
— Хочу остаться с тобой.
— Не самая лучшая идея.
— Я не нравлюсь тебе? Недостаточно красива?
— Напротив. Очень красива. Даже слишком, — вздохнул мужчина. – Мой отец всегда говорил: «Красавица – это меч, подрубающий жизнь». Я очень хорошо запомнил его слова.
Сайто сделал попытку вырвать руку, но девушка лишь усилила хватку. Слабость, и душевная, и физическая, взявшая над Ней верх, вдруг вновь покорилась воле Адиканишь. Ее лицо ужесточилось, взгляд вновь стал решительным. В конце концов, Она родилась править! Ее воля неоспорима!
— Я возьму твою жизнь, но не раньше, чем ты сам этого пожелаешь. А до того момента я бы хотела остаться с тобой.
Последние слова девушки как будто в одно мгновение изгнали из организма Сайто все алкогольные пары. Сознание стремительно прояснялось, мужчина отчетливо вспомнил Ее: заморская принцесса, которую он привел некогда к Хиджикате. Тогда Она предоставила очень важную информацию о планах клана Тёсю, что помогло воинам защитить императорский дворец и предотвратить нападение.
— Кто ты?
— Ты узнаешь меня. Не сразу, но постепенно. У меня нет от тебя тайн.
Ладонь Сайто потянулась к Ее лицу, мягко легла на щеку: Адиканишь закрыла глаза, наслаждаясь этим теплым прикосновением. Он боролся с пробуждающимися внутри чувствами, готов был списать на что угодно, лишь бы не признаваться себе в том, что осознал, как тесно связан с этой чужестранкой. Что-то внутри против его воли тянулось к Ней, и Она это знала.
— Я проклят, — проговорил мужчина так тихо, что сам едва смог расслышать себя.
— На свете нет проклятия, от которого я не смогу избавить.
— Я не люблю тебя и никогда не полюблю. Ты не женщина, и я даже сомневаюсь в том, что ты вообще человек. Я смотрю на тебя и испытываю только отвращение… Никогда больше не приближайся ко мне.
— Для тебя я не опасна.
— Пока на поясе у меня катана и вакидзаси, пока я вооружен и могу держать в руке меч, мне и без того опасаться нечего. – Сайто, наконец, собрал всю волю в кулак и высвободился из цепких рук девушки. Уходить от Нее не хотелось, ноги словно стали ватными, и именно поэтому он намеревался уйти как можно быстрее и как можно дальше.
— Ты все равно будешь моим, зачем же противиться судьбе? – догнал его вопрос чужестранки.
— И кто же так решил? – улыбнулся Сайто.
— Я, — коротко ответила девушка, и у мужчины мороз пробежал по коже. Он понял, что убегать, в общем-то, бессмысленно, но все равно боролся до конца.

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.