Глава III, эпизод 9

За восемь столетий этот облик уже успел осточертеть. Сколько еще можно играть роль, которая теперь не лежала ни к душе, ни к телу? Финальная сцена на подходе, и самое время подумать об эпилоге.
Ловя свой собственный взгляд кристально-серых глаз, Владыка демонов думал о том, что все самое лучшее в его жизни — и события, и люди — осталось позади. Есть ли теперь смысл отстаивать свои права на корону, если Он остался последним Суриаст? Даже его наследники будут носить клановое имя своего отца, а Адиканишь, в чем Она окончательно убедилась, была все-таки женщиной.
Даже сейчас, когда повелитель поправлял серебристо-белые волосы, прямые словно нити водопада, в Его движениях скользила женская мягкость. Теперь, приобретя женственность, Ему все труднее удавалось ее скрывать. Черты его лица становились привлекательней: и если до знакомства с Лукой Он выглядел как умудренный опытом мужчина, то сейчас был похож скорее на молодого юношу. Он знал, кто был тому причиной, но почему-то именно сейчас меньше всего думал о Сайто.
За дверью раздались тяжелые шаги, сопровождаемые лязгом доспехов. Этот звук было тяжело спутать с другим. Без стука Нирвасэн открыл дверь и вошел в комнату повелителя.
— Когда все это закончится, — сказал он вместо приветствия, — нам нужно будет о многом поговорить.
— О Светоче? — Король бросил взгляд на советника через отражение. — Тебе больше не стоит о ней беспокоиться, она под защитой Луки.
— Нет, сейчас не судьба Светоча тревожит меня. Я за Тебя переживаю.
— Вот так новость, — демон усмехнулся, обнажив длинные клыки. — Я дал повод для беспокойства?
— Ты пережил слишком многое за последнее время, и я сомневаюсь, что ты готов к войне с Адхират.
— Пустые тревоги. — Владыка демонов повернулся к архангелу лицом. — Короне, как и прежде, ничто не угрожает.
— Сейчас все намного серьезнее, чем может показаться. Они собирают под свои знамена все кланы, которым дали начало.
— Так и я неспроста собрал во дворце кланы, предки которых были Суриаст.
— Не имеет значения, кто вы по крови, они не раздумывая обезглавят Тебя!
— Значит, будь рядом и защити меня!
— Конечно, мой повелитель. — Пригнув одно колено, Нирвасэн поклонился.
— Они все сейчас в Тронном зале под неусыпным оком моей матери?
— Именно так.
— Она хотя бы не забыла о своих прямых обязанностях, хотя сама, наверное, только и думает, как сбежать отсюда под покровительство своего родного клана.
Последние слова король произнес пренебрежительно, с излишней раздражительностью оправляя лацканы своего камзола. Он поднял с кресла черный плащ и, накинув его на плечи, покрыл капюшоном голову. Даже архангелы, служившие Свету и предавшие его, по-прежнему скрывают свои личины, будто это убережет их в час Великого суда.
— Будь поблизости, — распорядился король и вышел.
Где-то во чреве Его эмоций нарастала ярость. Не здесь Он сейчас хотел быть, и не эти решать проблемы. Там, в мире людей, остался человек, верный своим идеалам. Человек, обреченный на вечную войну. Душа рвалась к нему, чтобы принять все тяготы и лишения, поделить их поровну и вместе пройти уготованный ему путь. Но судьба у каждого своя, и Владыка демонов обязан следовать предназначению, ибо от Его решений зависит целостность мирозданий.
Да, Бог — Творец, он создал этот мир, но поддерживать в нем порядок — не его прерогатива.
— Что слышно от Йятри? — спросил повелитель, величественно вышагивая по коридору.
— От него нет новостей.
— Выдвигает ли Адхират какие-либо требования?
— Только передать власть в руки их представителя.
— Махаана, я так понимаю?
— Махаана, — подтвердил советник.
— Что ж, — невесело отозвался Владыка демонов, — он давно мечтал погреть мой трон.
— Ты ненавидишь его?
— Как я могу ненавидеть того, кому доверяю?
С этими словами король прибавил шаг и оставил Нирвасэна позади. Он не хотел кому бы то ни было рассказать о собственных сомнениях, даже приоткрыть малую толику своей неуверенности. Здесь Он – основа всего.
Близились сумерки, и небеса приобрели холодный оттенок. Этот цвет называют индиго, и в мире людей небо накануне ночи и в предрассветные часы имеет точно такой цвет, будто соединяя два мира между собой.
Под ногами надрывно хрустело, будто в этот мир нежданно пришла осень, и вся листва чудесного королевского сада опала на землю. Но кроны деревьев стояли нетронутыми, на ветвях грассуларии по-прежнему висели сочные плоды, а на розовых кустах распускались бутоны.
Король остановился, опустил глаза вниз.
Земля здесь черная словно уголь, чуть взрыхленная, как будто рука опытного садовода ухаживала за ней. Но весь секрет сада был в том, что демоны отродясь не занимались садоводством. Он вырос сам, когда из ближайшей скалы начали вытесывать новый дворец для правителя, и разрастался по мере того, как работа подходила к концу. Когда была окончена отделка внутренних помещений, и Владыка демонов впервые ступил в тронную залу, распустились цветы и не увядали вот уже несколько столетий.
Мужчина присел, зачерпнув полную горсть земли, и задумчиво перетер комья между пальцами. Он задумался о том, что станет с садом, если дворец будет разрушен.
Этот мир очень давно не знал другого короля… Так что же станет с Инфернусом, когда его возглавит другой правитель?
Даже отсюда Владыка слышал мысли собравшихся демонов, и каждый из них жаждал Его крови. Отрадно, что Он даже не думал убегать. Напротив – решил принести себя в жертву, вложив им в руки оружие. С этими думами Он и вошел в тронный зал.
Повелитель шел, неторопливо переставляя ноги, преисполненный величественной красотой и дьявольским достоинством. Впереди Него скользили Тени, позади — расстилайся шлейф Тьмы.
Король вернулся в своё королевство.
Его встретили тысячи глаз, проводили до трона, и, взойдя на престол, повелитель им благодарно кивнул.
— Отрадно видеть всех вас в этот час, — с ленцой проговорил король. – Вы собрались здесь, ожидая моего возращения, и надеюсь, ваши ожидания будут оправданы.
— Повелитель, Вы обещали нам представить будущую королеву.
— Точно, обещал. – В голове демона послышались нотки самодовольства. Присутствующим показалось, что из-под капюшона мелькнула улыбка, и свет лампад отразился от белоснежных клыков. – Имя вашей королевы, властительницы Инфернуса и всего Подземного мира, Адиканишь Суриаст.
Говоривший откинул низкий капюшон, обнажив перед взорами придворных миловидную внешность, копну густых кучерявых волос цвета заката и пару мощных витых рогов.
Когда королева заговорила вновь, голос Ее уже звучал выше, по-женски звонко.
— Вы следовали за Мной восемь веков, Я правлю нашим королевством сотни лет, и никому никогда не позволила усомниться в своей силе.
Она привычным жестом опустилась на трон, закинула ногу на ногу и оперлась рукой о подлокотник, с королевской осанкой, идеально прямой спиной. Нехотя демоны залюбовались Ею, даже успели забыть, для чего здесь собрались.
— Теперь, когда вы знаете правду, кто последует за Мной? – Обманчиво мягкий голос обволакивал сознание дюр, но грозный взгляд королевы внушал ужас. — Помните, вы вправе отступиться от короны и примкнуть к оппозиции. Но в таком случае, в сражении Я не пощажу никого из вас и прахом пущу ваши кланы по ветру. Решайтесь — второго шанса не будет.
В толпе нарастал гул голосов. Шансы одержать победу над многочисленной армией Адхират не слишком велики. Но с другой стороны, если Владыка демонов сказал, что вырежет кланы отступников до единого, так оно и будет. В Его словах никто не мог усомниться.
— Не торопитесь, повелитель. — Из толпы выступил молодой демон с волосами серыми будто гравий. Он был высок, на голову выше всех прочих, и даже одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что и силен он не по годам. — Я старший сын Руми Йяхша, и, если кто и поведет мой клан на войну, то это буду я. И я готов последовать за Вами, владыка, но сперва я должен убедиться, что Вы по праву зоветесь повелителем Инфернуса.
— И как ты собираешься это сделать?
— Сразиться с Вами, моя королева.
— Со мной? — Женщина рассмеялась, громко и звонко, оглушая подданных. Она сошла с пьедестала и устремилась к юноше. — Ты чрезмерно самонадеян и отважен. Впрочем, мне это даже нравится.
— Я отважен именно потому, что уверен в собственных силах.
— Ну, хорошо. — Адиканишь согласно кивнула. Она обошла соперника кругом, будто оценивая его. Сложен молодой демон неплохо: в руках его чувствовалась сила, инфернальную сущность наполняла магическая мощь. — Давай сразимся! На мечах или магией?
Глаза королевы вспыхнули восторгом, что не ускользнуло от внимания придворных. Ей пришлась по нраву дерзость мальчишки. Умудренные веками дюры не позволяли себе подобного поведения даже просто в присутствии повелителя, не то чтобы в открытую бросить Ее Величеству вызов.
Они отступили, облепив стены тронного зала будто мухи. Сами глаза отводят, чтобы ненароком не встретиться взглядом с королевой. Должно быть, они подговорили юнца выступить против венценосного предводителя. Сами не сунуться: с возрастом демоны становятся все циничней и мелочней, и жар предпочитают загребать чужими руками.
Конечно, среди них нет никого, кто с радостью позволил бы править королеве. Им нужен был король! Сильный и жестокий. А женщины хороши только в постели.
— Я бы предпочел сражаться на мечах, но сможет ли женщина оказать мне сопротивление? — ответил юнец.
Королева улыбнулась, намеренно обнажая длинные ровные клыки, демонстрируя тем самым свое превосходство. Рога Ее казались еще более массивными и опасными, грозя вспороть нахала вдоль и поперек.
— Давай узнаем это, — сладко протянул Ее голос, будто опьяняя. — Но для начала Я хочу узнать, кто из старейшин кланов поддержит клан Йахша?
— Ваше Величество, — вперед выступил один из древних демонов. — Мы уверены, что Вы можете стать прекрасной королевой для своего короля. И, поверьте, мы выберем для Вас превосходного супруга и сильнейшего повелителя для всего Инфернуса.
— Как заманчиво, — отозвалась Адиканишь, все еще улыбаясь. — И кого Вы предлагаете мне в супруги?
— Если Вы согласитесь сложить полномочия, мы изберем Махаана Адхират.
— Но так нельзя! — запротестовали старейшины других кланов. — Мы должны удержать власть в руках нашего клана, хотя мы и не являемся прямыми наследниками престола. Если королеве и предстоит выбрать супруга, то пусть это будет Суриаст.
— Тоже весьма сомнительно. — Адиканишь вмешалась в спор между кланами, выступив вперед. — Ни один из ваших детей не является одиктом. Махаан хотя бы чистых королевских кровей. Я все еще в сомнениях.
— Прошло восемьсот лет, — пробасил за плечами королевы голос. Головы демонов обернулись на него, и Нирвасэн продолжил:
— Многие из вас еще не жили в те времена, а Адиканишь Суриаст уже правила королевством. Она объединила все кланы, и внутри Инфернуса все эти века не возникало междоусобиц. Вы все еще не считаете Ее достойной короны, потому что Она женщина?!
— Тысячелетия во главе Инфернуса стояли истинные короли! — настаивали на своем демоны. — Женщина не может быть владыкой Преисподней.
Своды тронного зала сотряслись от хохота, демоны испуганно пригнулись.
— Значит, в этой войне все поддерживают отступников короны? И никто не встал на сторону своего повелителя? — Глаза королевы вспыхнули лиловым пламенем, и улыбка мгновенно сошла с Ее губ. Не таких слов Она ждала от своих слуг, от того в голосе затаилось разочарование.
— Мы лишь хотим избежать кровопролитной войны!
— Избежать войны? Демоны рождаются для войны! В этом смысл нашего существования. Наша политика — это сила! — Адиканишь уже не просто произносила слова, они вырывались из Ее горла рыком. — Я преподам вам маленький урок, по завершению которого уничтожу все присутствующие кланы, поддерживающие клан Адхират. Предателей Я в своем дворце не потерплю.
По рядам дюр пробежал шепот: заявление королевы вселило в их души смятение. Такими словами не разбрасываются.
Со спины к Адиканишь подошел Нирвасэн. Он принял с Ее плеч плащ, улучив минутку, чтобы шепнуть слова напутствия:
— Все, что Тебе нужно сделать, это заставить их перейти на Твою сторону.
— Проще некуда.
— Ты измотана сражениями и Голодом, но все равно сильнее их всех. Помни об этом.
— О таком не забывают. — Женщина согласно кивнула и обратилась к своим подданным:
— Я вызываю пятерых сильнейших дюр на бой. И ты, сын Рума Йахши, присоединись к нашему сражению.
Тронный зал был такой большой, что во всем Инфернусе не хватило бы свечей, чтобы осветить его. Его своды уходили ввысь и тонули в непроглядной тьме. И там, в этих тенях, если верить легендам, проживают тысячи архидемонов, каждый из которых способен перебить сотню медвилнов прежде, чем испустит дух.
Адиканишь вышла в центр освещенного круга, каменный пол под Ее ногами занялся фиолетовым заревом. Огонь взметнулся вверх, облизывая руки демоницы, и в языках его пламени заблестели два одноручных клинка с лезвиями чуть длиннее локтя. Их рукояти без гарды плотно ложились в тонкие ладони королевы, чтобы каждый удар имел смертоносную силу.
— Ну, не тушуйтесь, господа! — Она обернулась вокруг, вскинув оружие. Демоны расступились. – Вы же сильные, умные мужчины, правители мира сего. Вас шестеро против одной слабой женщины. Как это символично!
Адиканишь рассмеялась, и демоны похолодели от ужаса. Только Нирвасэн смог различить в этом смехе неприкрытую горечь сожаления.
Нападать все вместе они не решились, каждый хотел сперва оценить силы противника, а только затем ринуться в бой. Молодые воины хищно посматривали на женщину: невысокая, утонченная, красивая – Она вызывала совсем не желание подраться. В семьях демонов очень редко рождаются женщины, и как же так получилось, что из всего потомства предыдущего короля власть получила именно Она?! Этот вопрос читался на лицах всех присутствующих, и только двое смотрели на королеву оценивающе, просчитывая, куда нанести удар.
Когда начался бой, содрогнулись все слои мироздания: высвободившая энергия сотрясла сперва нижние ярусы Инфернуса, затем докатилась до верхушек остроконечных скал.
Первым атаковал рослый демон, поросший рыжей щетиной по щекам и с богатой шевелюрой того же пламенного оттенка. Шрамы на его теле красноречиво говорили о том, сколько битв он прошел. И, наверняка, был самым опытным из всех. Действовал он умело, его выпады были быстрыми и резкими, но все-таки он не смог задеть Адиканишь. Она изящно танцевала вокруг его клинка, уворачиваясь от ударов, и ни разу не попыталась парировать атаки или контратаковать. Пока Она только играла с ними, обольстительно улыбаясь.
Вторым напал Амин Йяхша, будущий глава клана. Он был более предусмотрительным и старался бить наверняка, когда королева открывалась или оказывалась слишком близко к нему. Но и это не доставило женщине проблем.
Когда удары посыпались со всех сторон, лезвия королевских мечей засияли ярче солнца, отражая выпады. К плавным движениям Ее рук, ног и бедер добавился яростный круговорот стали. Мужчины окружили королеву, явно не собираясь Ее щадить, в гуще сражения можно было разглядеть только волны кроваво-красных волос.
Воины теснили Ее, не позволяя атаковать, Адиканишь оставалось только уклоняться и отбиваться. Впрочем Ей это удавалось легко, даже дыхание не сбилось и взгляд оставался таким же острым. Нирвасэн заметил, что стиль Ее фехтования изменился, безусловно стал лучше. Прибавилось силы в Ее руках, возросла ловкость, хотя прежде казалось, что это уже невозможно. Жизнь в мире людей пошла Ей на пользу, как будто закалила. Сделала крепче.
Улучив момент, когда большинство Ее противников занесли мечи для удара, Адиканишь резко присела и ударила наотмашь по ногам и сразу рванула в сторону. Мечи рубанули пустоту, где еще мгновение назад была голова королевы. Однако пол залило густой темной кровью, значит, Ее атака все-таки кого-то задела. Женщине не потребовалось и десяти секунд, чтобы вычислить раненых. Задела Она двоих, но только один прихрамывал на ногу. На нем королева и сосредоточила свои атаки. Она решила, что одолеет их поодиночке. Когда раненный соперник пал, Адиканишь довольно ухмыльнулась:
— Вы не забыли, господа, мы сражаемся за корону! У нас не показательный бой. Если вы не станете относиться серьезней, то я призову своих наложниц. Сдается мне, что они сражаются лучше вас.
Мужчины гневно зарычали. Они вновь вступили в яростную схватку, атаки градом сыпались королеве на голову.
Когда неожиданным выпадом Адиканишь ранила второго противника, Ее атаки вновь сосредоточились на нем одном. Воины разгадали Ее уловку, всячески препятствовали осуществлению этого плана, но и это Она обернула в свою пользу. Ее противники экономили силы, нападали неохотно, и женщина смогла ослабить оборону, вместе с тем атакуя раненного с удвоенной силой, пока не сократила число нападавших до четырех. Что бы они ни предприняли, повторял себе военный советник, королева воспользуется этим шансом для победы.
Адиканишь намеренно затягивала бой, используя в качестве оружия только физическую силу, тактику, клинки и расчет. Реши Она воспользоваться магией, все закончилось бы за считанные минуты.
Дюра, что осмелился бросить Ей вызов, отступил назад, предоставив тем самым остальным демонам больше места для маневров. Это сработало: их выпали стали стремительней и сильнее. Адиканишь едва сдерживала удары, уступая свои позиции.
— Ни одна. Женщина. – С расстановкой произносил рыжеволосый демон, обрушивая на Нее удары. – Не. Устоит. Перед. Грубой. Мужской. Силой.
Мощный удар сопровождал каждое его слово. Беспечная улыбка на лице Адиканишь сменилась оскалом. Она все думала над тем, как использовать на пользу свое отступление, прокручивала в голове сотню возможностей, но ничего не могла придумать.
Королева начала пропускать удары, подпуская противников ближе, надеясь зацепить лезвием хотя бы одного из них.
Слишком поздно Она поняла, что допустила критическую ошибку, упустив из вида нахального отпрыска клана Йяхша. Непозволительно! Слишком беспечно для того, кто стоит во главе королевства.
Ее взгляд метался, всматриваясь в лица демонов, но Она никак не могла отыскать среди них своего главного противника.
Внезапно стало трудно дышать, Адиканишь заметила в толпе напряженное лицо Нирвасэна: в его глазах притаился страх, прежде ему не ведомый.
Как глупо! Просто непростительно.
Заигралась, потеряла бдительность. Вот так, из-за собственной неосмотрительности, Она лишится не только трона, но и головы.
Горло обожгло холодом металла, сильные руки сковали тело королевы, не позволяя Ей даже шевельнуться.
— Моя королева, похоже, Вы не так сильны, как сами считали, — мягко прошептал Йяхша из-за спины. — Я одержал победу в этом сражении и на правах победителя хочу сделать Вам предложение. Адхират не должны получить корону. Власть в Инфернусе принадлежит Суриаст.
— В тебе говорит память предков, сын Руми Йяхша? — едва слышно произнесла королева, задыхаясь.
— Наверняка так и есть, повелитель. Моя бабка приходится Вам двоюродной сестрой, ведь так? Я смогу стать достойным Вас. Я не одикт, но сила моя растет с каждым годом. Выберете меня, Адиканишь Суриаст, и я смогу защитить Вас.
— Выбрать тебя?
— Супругом, моя королева.
Адиканишь рассмеялась: Она пыталась сдержаться, но смех сам собой вырвался из Ее горла. На лицах демонов застыло недоумение.
Она понизила голос и с терпеливым превосходством произнесла:
— Вы правы, сильнейшие, я всего лишь женщина. Я ниже ростом, слабее, Я уступаю мужчинам в ловкости, выносливости и скорости. Но вы упорно не хотите признать одного… Я — Адиканишь Суриаст, Владыка демонов!
Облик королевы подернулся зыбью, и Йяхша сжал Ее тело сильнее, будто боялся, что Она испариться из его рук, и клинок, прижатый к Ее шее, вспорет его собственную плоть.
Тьма подползла к ногам королевы, влилась в Нее, словно живительный глоток. Она задрожала, Ее светлая кожа стала темнее, обросла чешуей. В ту же минуту на лбу прорезалась дополнительная пара рогов, что сделало вид повелителя еще более устрашающим. Даже ноги преобразились – вместо ступней появились когтистые лапы. По каменному полу ударил мощных хвост с уплотнением на конце в виде секиры (оно светилось в свете свечей словно из металла, и кромка поблескивала как лезвие наточенного меча).
Одним рывков Адиканишь вырвалась из плена и вихрем полетела на троих мужчин, что приближались к Ней, занеся мечи.
Йяхша пытался атаковать сзади, но три пары крыльев защитили королеву от удара. Она оттолкнула его крылом. Вцепилась руками в шею первого демона, ногами пнула второго, рубанула по воздуху хвостом рядом с третьим.
Ее атака была такой молниеносной, что не все успели заметить, что произошло. Собравшиеся в тронном зале представили своих кланов увидели залитый кровью пол, на который безвольно упало разрубленное напополам тело. Обагренный хвост подрагивал в воздухе, длинный и гибкий. Его атаки были подобны атакам кобры, а серпообразный конец вспарывал все, к чему прикасался.
Пока откинутые противники не атаковали вновь, Адиканишь поспешила расправиться с рыжебородым демоном. Очередной неуловимый взглядом рывок – и Ее мощные челюсти сомкнулись на глотке мужчины, разрывая артерию. Кровь брызнула, окропив лицо королевы, и Она выпустила из рук задыхающегося демона, позволяя ему упасть рядом с трупами тех, кто сражался с ним бок о бок.
В это время атаковали двое остальных. Ближайшего Она вновь ударила лапами, но на этот раз выпад был смертельным. Из вспоротого брюха на каменную кладку вывалились внутренности, источая тошнотворно-приторный запах.
Йяхша не успел добежать до королевы, как Ее хвост оплел его шею подобно лозе, сдавливая дыхательные пути все сильнее. Она повернулась к нему и сложила за спиной крылья, показывая тем самым, что этот бой окончен.
— Ты все еще думаешь, что мне нужна защита? Я, Адиканишь Суриаст, сильнейшая среди дюр. Моя власть неоспорима. – Она подняла глаза и осмотрела присутствующих. – Вы увидели, на что способна ваша королева. Мне даже не пришлось прибегать к силе Владыки демонов. Спрашиваю в последний раз: кто пойдет за Мной?
Медленно Ее устрашающая личина растаяла в сумраке тронного зала: исчезли крылья и хвост, облик принял прежний безмятежный вид.
— Повелитель, — прохрипел Йяхшва, медленно оседая на пол. Из горла с переломанной трахеей едва доносился звук его голоса. – Повелитель, я присягаю Вам на верность. Мой клан пойдет за Вами, куда бы ни лежал этот путь.
Он опустился на одно колено и возложил к ногам Адиканишь свой меч.
— Позвольте сражаться за Вас.
— Позвольте сражаться за Вас и за честь короны, — сотни голосов сотрясли своды дворца. Один за другим демоны опускались на колени, складывая перед собой оружие.
— Я принимаю ваши клятвы. Созывайте свои кланы на войну. Мы разгромим армию Адхират! – отчеканила Адиканишь.
Она отступила к своему трону, где Ее поджидал военный советник, прошла мимо рядов коленопреклоненных демонов с выражением неоспоримого превосходства на лице. Нирвасэн встретил свою королеву безмолвным осуждением, лишь покрыл Ее плечи плащом, который весь бой не выпускал из рук.
Он увел Адиканишь из зала, осторожно поддерживая под руку, ощущая ладонями, как сотрясается от крупной дрожи Ее тело.
— Пусть долгие годы правит леди Суриаст! – крикнул кто-то им в спину.
— Да здравствует королева!
— Ты сделала это, — шепнул советник, когда за ними закрылись двери.
В его голосе угадывалась тревога и что-то похожее на раздражение, но Адиканишь не придала этому значения. Ее слух все еще был обращен к воинственным крикам, что раздавались в тронном зале. Возгласы, приветствующие и восславляющие повелителя, грохотом разносились по коридорам дворца, приводя низших демонов в трепетное возбуждение.
— Эта форма, — наконец, заговорила женщина, — требует пищи. В противном случае начинает пожирать меня.
— А сила Владыки демонов?
— Ох, надеюсь, мне никогда не придется воспользоваться ею.
Насколько помнил Нирвасэн, даже лорд Гарад никогда в сражениях не применял свою силу, но не сомневался, что ее мощь наверняка не доступна пониманию архангелов. Мощь, соизмеримая только с силой творца.
Советник смолчал, проводил королеву в Ее покои и только тогда спросил, может ли чем-нибудь Ей помочь.
— Ты не должен, даку… — Она попыталась отказаться от его помощи. – Как мой советник ты обязан лишь делиться со мной своими соображениями.
— Несомненно, — согласился он. – Но как Твой друг я должен заботиться о Тебе, тем более сейчас… Когда других рядом не осталось. Внутри было пусто, никаких эмоций. Даже на злость не хватало сил. Она села в свое кресло, что, как и прежде, стояло напротив окна, и обратила взгляд на звездное небо.
Адиканишь шептала имя звездам, но ответа не было. Она точно знала, что Элегия вернулась в Инфернус, чувствовала ее присутствие, но Темный генерал из рода Дупхар оставался недосягаем до зова королевы.
Она призвала Лилит, и та появилась перед Ней спустя несколько минут, еще растрепанная после сна, едва успевшая одеться, чтобы предстать пред очи повелителя.
— Ты не торопилась, Лилит, — встретил девушку холодный взгляд Владыки демонов.
— Простите меня, моя королева, я не ожидала, что потребуюсь Вам в столь позднее время.
Жестом руки Адиканишь призвала девушку к молчанию, не желая выслушивать ее оправдания.
— Знаешь, где может быть Элегия? Я не могу связаться с ней.
— Ходят слухи, что она в своем родовом замке и не выходит оттуда уже несколько дней.
— Что она скрывает? — Едва слышно произнесла королева, обращаясь к собственным мыслям.
Лилит опустила голову.
— Может, мне стоит навестить ее? — предложила она.
— Нет, — коротко ответила Адиканишь. — Пойдем вместе.
Королева устремила свой взгляд на девушку, и та подошла ближе. Обеих с головой захлестнул вихрь, волосы демониц взвились вверх, длинные черные и волнистые медные.
Королевство, ускользнувшее вниз, было погружено во тьму. Только на улицах вольных городов горели костры. Вдоль некоторых дорог, ведущих в дворцы влиятельных кланов, стояли факелы, освещающие путь редким путешественникам.
Адиканишь знала дорогу ко дворцу Дупхар, он находился не далеко от старого замка Владыки демонов, где прежде правил Лити Дупхар, а после него – Гарад Суриаст. Это была внушительная скала из белого мрамора, обтесанная ветром подобно пике, взмывающая в темный омут пурпурных небес, по которым лениво двигалось расплавленное зарево звезды. На гладкой поверхности скалы отчетливо виднелись черные провалы высоких окон. У основания скалы ютились жилища низших демонов, от которых вверх тянулась узкая тропка, предназначенная исключительно для поставки провизии. Сами же обитатели замка передвигались, используя магию или собственные крылья.
— Сюда! – скомандовала Адиканишь, и вихрь подчинится Ей, направляясь к широкой террасе.
Когда ветер стих, высвобождая из плена демониц, королева рывком накинула капюшон на голову и прошла во дворец. Лилит едва поспевала за Ней, с опозданием догадавшись, что Владыка демонов принял иной облик. Вне своего дворце Он по-прежнему должен скрывать свое обличье, хотя уже вскоре весть о том, что Инфернусом правит женщина облетит весь мир. Леди Адхират вновь взглянула в широкую спину своего повелителя: кто бы мог подумать, что привычные для Инфернуса устои, его порядок, будут нарушены женщиной из рода Суриаст. И не просто нарушены, а перевернуты с ног на голову.
Владыка демонов толкнул рукой возникшую перед Ним дверь, и оба дюра вошли в темную комнату с наглухо зашторенными окнами. Широкими шагами повелитель приблизился к стоявшей в центре комнаты кровати и сдернул с нее покрывало.
Элегия, прекрасная, как никогда прежде, обнаженной лежала на подушках в объятиях нескольких девушек, совсем юных демониц из знатных семей. У нее был специфичный вкус – низких демонов Элегия не признавала и тем более не видела в них любовников. Она даже не полагалась на них в бою, не принимала в свой отряд даже медвилнов. Это было проблемой для Владыки демонов, но спорить с ней не решался даже Он.
— Элегия! – Громыхнул голос повелителя. Сплетенные воедино тела зашевелились.
В темноте послышался приглушенный шепот: «Я что-то слышала», «Кто здесь?», «Еще пять минуточек».
Лилит ощутила, как гнев наполняет тело владыки. Она поспешно обогнула Его и подошла к окну, чтобы одернуть шторы. Бледно-розовый свет заструился по воздуху, слабый луч светила выхватил из темноты громоздкое тело повелителя.
Завидев, кто перед ними, демоницы задрожали и попадали наземь, но взор демона был обращен только к белокурой красавице.
— Ваше Величество, — поприветствовала Элегия своего господина. Она изящно выгнулась, демонстрируя красоту своего тела, и потянулась. – Простите меня, я задержалась с отчетом.
— как давно ты вернулась? – голос повелителя был строг.
— Я объясню, повелитель. Кое-что случилось. Потребуется время, чтобы все рассказать.
— Я готов выслушать твой доклад. Немедленно!
На красивое лицо демоницы легла тень, взгляд ее глаз потускнел. Стало ясно, что Владыка демонов пришел не для того, чтобы выслушивать ее оправдания.
— Мне нужен Ключ Разиэля, — потребовал Он, полностью подтверждая опасения Темного генерала.
Элегия прожгла взглядом распластанных на полу любовниц, и те послушались ее немого приказа: исчезли из комнаты так быстро, словно их и не было тут.
— Ты уже в который раз нарушаешь дисциплину и субординацию, дочь Дупхар. Кто позволил тебе думать, что ты обладаешь какими-то особыми правами, нежели другие генералы? Если тебя так тяготит чин, поверь, разжаловать тебя труда Мне не составит.
— Простите меня, Мой лорд. Я не пришла сразу только потому, что не могу подобрать слов в оправдание содеянному.
Она подняла глаза и встретила холодно-жгучий взгляд короля. Он ждал продолжения.
— Я сделала все, как Вы хотели, Ключ Разиэля у меня. Но та цена, которую мне потребовалось заплатить, оказалась слишком велика.
Глаза Адиканишь сузились, смотрели с недоверием, будто король догадывался, о чем пойдет речь дальше. Однако Его лицо оставалось непроницательным, ни губы, ни веки Его не дрогнули.
— Мой лорд, Вы можете во всем на меня полагаться, — продолжила Элегия с жаром. – Я бы никогда не посмела обмануть Вашего доверия. Участие главы моего клана было лишним.
— Ставишь мое решение под сомнение? – Король сделал несколько шагов, и к генералу приблизилась уже женщина. – Хочешь сказать, появление Йятри не было тебе на руку?
Элегия удивленно распахнула глаза: значит, повелитель обо всем знает!
— Прстите, господин, Вы правы. То, что я подняла оружие против главы моего клана и советника Вашего Величества, бесспорно помогло мне заручиться доверием некроманта.
— Так где тело моего советника?
— Простите, этого я не знаю.
Адиканишь глубоко вздохнула, пытаясь унять пробуждающуюся ярость, затем протянула руку Элегии.
— Ключ, — потребовала Она.
— Он в библиотеке. – Женщина кивнула в сторону двери и поднялась с кровати.
Ее нагота никого не смущала, и сама она не посчитала нужным ее прикрыть. Принято считать, что демонам вообще неизвестно слово «стыд». Отчасти это правда: в языке дюр такого слова действительно нет. Красота тела у демонов была в чести, и ее не было принято прятать.
Одна за другой женщины вышли из комнаты и прошли дальше по коридору вглубь дворца.
Лилит была напряжена, похоже, дальше больше, чем провинившийся Темный генерал. Она осторожно втянула ноздрями воздух, пытаясь различить ферменты страха. Адиканишь заметила это и взглянула на спутницу: на лице девушки отчетливо читалось беспокойство и настороженность.
— Ты не доверяешь Элегии, Лилит? – спросила королева вслух.
— Скорее, я просто предусмотрительна. Сейчас мы не можем точно знать, кто окажется предателем.
Эти жестокие слова резанули не только по ушам, но, казалось, проникли в самое сердце опальной демоницы – она остановилась и повернулась к спутницам. Лицо Элегии пылало от гнева и раздражения.
— Мой клан не предавал повелителя, — прошипела она, пронзая взглядом Лилит.
— А я не несу ответственности за весь свой клан! – парировала девушка.
Подобные слова Адиканишь уже слышала прежде, и произнесены они были с той же яростью. Невольно улыбка коснулась Ее губ, согревая сердце приятными воспоминаниями.
— Ты носишь имя Адхират, а значит теперь ты зесс! – настаивала на своем Элегия.
— Только если они проиграют битву за трон, — заметила королева. – Пока они лишь клан, претендующий на престол.
— Ты ничего не знаешь, воин! Как можешь меня осуждать?
— Я знаю то, что ты была любовницей повелителя!
Адиканишь закатила глаза: Она казалась себе лишней в этом споре. Когда женщины ссорятся, лучше отступить. К тому же казалось, будто обе даже не замечают Ее.
— Нет, — выдохнула Лилит уже спокойно. Она обратила взор на королеву и перевела на Элегию. – С самого рождения, едва я открыла глаза, едва впервые сделала вздох, мне сказали, что я – будущая королева. Меня воспитывали как королеву, каждый день твердили о моем предназначении, о том, как мне повезло. Когда впервые меня привели в покои повелителя, я была счастлива! Я влюбилась в Него с первого взгляда, готовая отдать все, чего бы Он ни пожелал. И теперь моя любовь не стала меньше, только люблю я не мужчину, а старшую сестру. Моя жизнь принадлежала и будет принадлежать Владыке демонов, леди Адиканишь Суриаст. Я не считаю, что предала свой клан, но главное – я не предала и свою королеву.
Адиканишь протянула руку и положила ладонь на плечо девушки.
— Я никогда не сомневалась ни в тебе, ни в твоем брате, — мягко добавила Она.
— Но брат… — попыталась возразить Лилит.
— Он просто запутался. Дай ему время. Тебя готовили быть королевой и служить своему повелителю — и ты не смогла пойти против своего предназначения. Его же готовили к тому, чтобы стыть королем, — он тоже не в силах отказаться от этого.
— Мне тоже прочили карьеру элитной шлюхи, — вдруг проговорила Элегия, поддержав тему беседы, — а повелитель не только спас меня от смерти, но и показал другой путь. Поэтому я никогда не предам Ее Величество. Я — Темный генерал на службе короля, и никогда не стану ничьей женой. Это мое предназначение.
— Поэтому она даже спит с женщинами.
— Или очень красивыми мужчинами.
Демоницы рассмеялись — напряжение медленно отступило.
Элегия провела женщин в кабинет Йятри и закрыла двери на ключ. Затем обошла всю комнату и задернула шторы. Только прибегнув ко всем мерам предосторожности, из ящика стола она извлекла массивный кованный железом фолиант.
— Ключ Разиэля, — шепнула демоница и, опустив книгу на стол, подтолкнула ее в сторону Адиканишь. — Это оригинальный манускрипт. Чтобы получить его, мне пришлось убить главу своего клана.
По мере того, как сказанные слова доходили до понимания Адиканишь, Она все больше бледнела.
— Я боялась твоего гнева!
— Где он? — только и спросила королева.
В ответ Элегия отрицательно мотнула головой.
Адиканишь отвернулась, чтобы ни одна из демониц не увидела Ее глаз, и напрягла внутреннее зрение. Сейчас Ей это далось легко, но уже завтра наверняка будут последствия: даже инфернальное тело имеет ограниченный запас сил. В бездонном омуте, где клубились черные тени, королева разглядела очертания бледного тела главного советника. Она развеяла видения и вновь взглянула на своих спутниц, устало осмотрев каждую из них. Ей было необходимо побывать в лагере повстанцев, осмотреть знамена, которые были подняты в небо, дабы высказать свое возмущение нынешним правителем. Она должна была увидеть предателей собственными глазами.
Но Ее мысли вновь возвращались к Йятри. Адиканишь действительно позволяла своим чувствам брать над собой верх, и это делало Ее уязвимой. «Но только не сейчас», — решила Она. Время вернуть Йятри еще настанет, сперва Она выиграет войну. В своей силе королева не сомневалась, как и в победе своего клана.
— После заката встречаемся в моих апартаментах, — наказала Адиканишь спутницам. – Обеим быть готовыми к сражениям. Сделаем вылазку в стан врага.
Едва спустилась ночь, три тени отделились от королевского замка. Небо еще хранило алые разводы заката и темнело медленно, наполняясь глубиной. Они пролетали бесшумно, огибая свет звезд, чтобы не выдать своего присутствия.
«Я вижу флаги», — раздался в голове голос Лилит. Адиканишь обратила взор вниз и увидела пики бесчисленных копий, направленных в небо.
Далеко внизу, на черной земле, располагалась огромная армия. Это можно было понять даже по числу разведенных костров, которые сияли подобно звездам, хотя и не так ярко. Огонь освещал воткнутые в землю штандарты и редкие палатки для главнокомандующих.
Элегия, сложив крылья, начала стремительно падать, скрываясь от дозорных за горным хребтом.
«Здесь идеальное место для наблюдения», — мысленно произнесла она.
Адиканишь и Лилит последовали за ней и опустились на кряж, прижимаясь всем телом к камням.
— Они явно не думают нападать, — проговорила Элегия. – Солдаты расслаблены, их командиры придаются утехам и развлечениям. Эту армию собрали для устрашения. Надеются, Ты передумаешь.
— Неужели думают сломить Мою волю только численностью своих войск? Им даже невдомек, насколько велика Моя истинная мощь! – В груди Адиканишь клокотала ярость: за то, что противник вновь недооценивает Владыку демонов, за то, что Ей снова и снова приходится отстаивать свои права, в первую очередь среди друзей, затем – среди врагов.
Женщина поднялась во весь рост, уже не опасаясь, что Ее заметят.
— Ваше Высочество! – вскрикнула Лилит, пытаясь ухватить Адиканишь за подол платья. – Что Вы делаете?
— Оставайтесь здесь! – приказала Она и спрыгнула вниз. За Ее спиной подобно шлейфу раскрылись три пары крыльев. Опираясь на них, женщина медленно планировала к вражескому лагерю.
Солдаты заметили Ее, бросили клич, один из офицеров вышел вперед. На его лице читалось нескрываемое раздражение, даже не смотря на то, что приближалась к ним женщина. Кто-то из молодых демонов присвистнул, оценив красоту гостьи, другие почувствовали Ее силу даже на расстоянии, отступили. Офицер открыл было рот, чтобы прогнать демоницу, но так и застыл с опущенной челюстью. Сверху надавила незримая тяжесть, ноги дюр пригнулись к земле: те, кто находился ближе к королеве, попадали на колени.
— Одикт. — По задним рядам прошелся шепот. – Женщина-одикт!
— Я Адиканишь Суриаст. Вам должно быть знакомо это имя.
— Родная сестра Владыки демонов, — удивлялись одни.
— Она и есть Владыка демонов, — настаивали другие.
Босые ноги женщины ступили на землю, еще белее в черной золе. Она подошла ближе – гнетущая аура распространилась дальше. Кто-то из дюр стойко переносил давление Владыки демонов, кто-то же обессиленный валился с ног. Те, кто еще был в состоянии поднять глаза навстречу своей гибели, видели, как к ним приближалась женщина без единой кровинки в лице, но с неподкупной жестокостью в глазах.
— Я не стану спрашивать, готовы ли вы служить Мне, готовы ли вы сложить оружие. – Звучание Ее голоса распространялось по толпе подобно сотне бесшумных змей. – Я пришла сюда забрать ваши души – и заберу их!
В мгновение, приняв ту форму, которая накануне поразила старейшин кланов, Адиканишь рванула вперед, врезаясь в толпу когтями и рогами, вспарывая тела солдат серповидным уплотнением на хвосте. Фонтаны крови забили вверх, воздух согрелся, наполнился испарениями. Алой молнией металась женщина в толпе, от одних к другим, оставляя после себя клочья изуродованной плоти. Демоны не успевали опомниться, как падали замертво, что медвилны, что опасты, пока не дошла очередь до королевских бастардов. Кровь архангелов была сильнее крови прочих инфернальных существ, и эти противники оказались строптивей. Они не желали безропотно сдаваться на волю одикта, хотя и знали наверняка, что шансов выстоять против Нее у них нет. Но пасть в столь неравном сражении было делом чести для воинов из знатных семей.
Наблюдавшие за сражением из своего укрытия женщины разволновались. Хотя обе прекрасно слышали приказ королевы, то одна, то другая срывались с места.
— Элегия! Назад! — прикрикнула Лилит на спутницу, когда та перемахнула через выступ хребта, чтобы присоединиться к бою.
— Я не могу оставаться в стороне, когда моя леди проливает кровь врагов короны! Это мы должны сражаться за Неё, понимаешь?
Девушка сомневалась, сперва сделала шаг вперед, снова отступила, но все-таки согласно кивнула головой.
Не сговариваясь, обе рванули навстречу сражению, но оросить руки кровью не успели. Там, где мгновение назад была королева, сейчас зияла пустота. В пространстве бесшумно образовалась прореха, словно взорвалась часть материи, и в брешь затянуло всех, кто оказался поблизости, в том числе большую часть собравшейся армии и трупы поверженных солдат.
— Где королева? — Элегия застыла на месте.
— Не вижу! Не могу понять, — отозвалась Лилит.
— Адиканишь! Леди Суриаст! — кричали обе, что было сил, но им отвечал только ветер, что вольготно разгуливал по опустошенной земле.

Автор: Анастасия Энн
Ссылка на VK, ссылка на Книгу фанфиков

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.