Ты - мой чемпион

Автор: Анастасия Энн
Фэндом: Kuroko no Basuke
Основные персонажи: Коске Вакамацу, Ёшинори Суса, Дайки Аомине, Сацуки Момои, Шоичи Имаёши, Рё Сакурай
Пэйринг или персонажи: Аомине/Момои
Рейтинг: G
Жанры: Гет, Джен, Романтика, Повседневность, Songfic, Учебные заведения
Описание:
Какими бы взрослыми и рассудительными людьми сами себе не казались, все равно зачастую мы подвержены влиянию окружающей среды: праздничному настроению, мнению других людей, поступкам тех, до кого нам, казалось бы, и дела никакого нет. Порой достаточно всего двух дней, чтобы полностью поменять свое мнение и свернуть с протоптанной дороги, следуя за новыми ориентирами. Главное — чтобы рядом всегда был кто-то, кому захочется искренне признаться: «Я тебя люблю».


Скоро начало нового учебного года, но в преддверии Дня всех влюбленных сей факт мало кого волнует. В стенах школы распространяющееся волнение ощущается особенно сильно: только и разговоры о том, кто кому и что подарит. Больше всего возбуждены девушки, ведь подобный праздник – повод для скромниц рассказать возлюбленным о своих чувствах.
Общий настрой передается и парням: сбиваются в стаи, расходятся на переменах по углам и обсуждают, сколько шоколадок получит каждый.
Проходя мимо одной такой компании, Момои Сатсуки презрительно фыркнула и отвернулась, закатив глаза. Парни порой хуже девчонок.
— Момои-тян, — один из парней шагнул ей навстречу и преградил путь. – Хочу на День Валентина получить от тебя шоколадку.
— Получишь, — губы девушки растянулись в холодной ухмылке.
— Что? Что получу? – затараторил школьник, явно ожидая какого-то подвоха, и оказался прав. За спиной девушки возник ее двухметровый приятель и схватил парня за запястье, легко вздернув кверху.
— Перелом руки, — прогремел угрожающий голос под потолком класса. – Одну сломаю за наглость, что смеешь открывать свой рот рядом с Сатсуки, вторую – за неосмотрительность, раз решил подкатить к ней в моем присутствии.
— Я понял, понял! – поспешил извиниться парень. Запястье покраснело и опухло, и он морщился от боли. – Отпусти!
Аомине брезгливо швырнул одноклассника на пол и отвернулся, как ни в чем не бывало.
— Вы же не встречаетесь, чего ты бесишься? – заскулил парень, потирая травмированную руку.
— Твое какое дело? Такой девчонки, как Сатсуки, ты все равно не достоин.
— Не перебарщивай, Дайки! – Острый локоток Момои впечатался в бок Аомине.
— Можно подумать, — фыркнул тот и размашистым шагом направился к своей парте.
Тяжело вздохнув, девушка проводила его взглядом. Аомине всегда обладал вспыльчивым характером, а после проигрыша команде «Сейрин» стал еще раздражительней. С тех пор он более ревностно охраняет свою территорию, как кот по весне: не жалует новичков в своем баскетбольном клубе и не терпит, когда отчаянные парни приударяют за Момои. Он был абсолютно уверен в том, что она принадлежит ему.
Они дружили с раннего детства, жили по соседству, вместе ходили в начальную и среднюю школы, в баскетбольный клуб «Тейко», затем вместе перешли в высшую школу «Тоуоу». Это могла бы быть удивительная история любви, если бы молодые люди не были друзьями. Теперь они учились в одном классе, даже сидели за соседними партами, и Момои по-прежнему была его менеджером.
Аккуратно выложив на стол тетради и большой блокнот, она повесила на край парты сумку. Ее взгляд скользнул по задумчивому лицу друга, а рука бессознательно потянулась к ручке. Она раскрыла блокнот и принялась изучать оставленные в нем записи – это было ее оружие и кладезь тайных знаний, и по случаю он содержал расписание предстоящих матчей и информацию об уровне подготовки команды. Было очевидно, что Аомине стал больше трудиться на площадке, только не под руководством тренера, а преимущественно при личных встречах с участниками «Поколения чудес» — только их уровень он считал для себя приемлемым.
— Я увеличу тебе количество тренировок, — сказала девушка вдруг, первой нарушив молчание.
— Что? – нахмурился парень. Даже простой вопрос в его устах звучит как угроза.
— У тебя слишком много энергии – девать некуда. Уже одноклассников задираешь.
— Он подкатывал к тебе. – По его тону стало понятно, что он считает себя в этой ситуации абсолютно правым, ведь самоотверженно кинулся защищать честь подруги. Так чем еще она может быть недовольна?!
— Спасибо, конечно, за заботу, но я бы и сама справилась, — ответила та, делая очередную запись в блокноте. – Передам твое новое расписание Имаёши.
— Смерти моей хочешь?
— Нет, просто хочу вернуть тебе титул лучшего.
Произнеся это вслух, Момои тут же пожалела о своих словах. Такое замечание может сильно ранить чувства друга, а напоминать о проигрыше совсем не хотелось. Объективно он намного лучше Кагами – и этого не отнять. Он вполне способен обыграть и «Ракузан», если поймет, что мяч на площадке принадлежит не только ему.
— Сатсуки, — Аомине взглянул на подругу и тут же отвел глаза в сторону, — а ты в прошлом году на Белый день много шоколадок получила?
— Ну да, немало, — девушка рассмеялась, хотя вопрос Аомине ее насторожил. – Тот пакет, что ты нес до моего дома тогда, был заполнен полностью.
— То-то у меня потом рука с неделю болела.
— Ага, пришлось половину Мурасакибаре отдать – он был очень рад.
— Кто бы сомневался.
— В этом году я пойду на хитрость – сразу дам своим поклонникам его адрес: так что за руку не переживай, обойдемся без твоего посредничества.
— Может, ты им мой адрес дашь? – взгляд парня стал хищным.
— Вот так раз, и давно ты сладкое полюбил?
— Черт с ним, со сладким! Я хочу узнать адреса твоих поклонников! – Аомине красноречиво сжал кулаки, хрустнув костяшками пальцев.
— Добавлю еще одну тренировку, — Момои вновь вписала что-то в блокнот. – Вот тренер-то обрадуется!
— Что ж ты злая-то такая?
— А с чего мне быть доброй, если ты вознамерился меня совсем без сладкого оставить?!
— Покалечу одних, появятся другие – было бы, о ком горевать, — пожал плечами парень и снова отвернулся к окну.
Девушка уже не знала, как обуздать нрав этого парня: с каждым годом он становился все менее управляемым. Тем временем два урока пролетели незаметно, Момои с прискорбием заметила, что все слова преподавателей были пропущены мимо ушей. И, учитывая предстоящие экзамены, это совершенно не радовало. Как и то, как на нее посматривали одноклассницы: неужели опять из-за выходки Дайки?
Пока Момои соображала, в чем дело, к ней на парту попал аккуратно сложенный листок бумаги. «Ой, записочки от одноклассников!» — подумала она: «Как это мило. Перед наступлением праздников все вокруг наполнено романтикой».
Не торопясь, чтобы не видел учитель, девушка раскрыла записку. Там было короткое сообщение: «После уроков, пожалуйста, подойди на спортивную площадку». Такие послания Момои прежде получала только от парней, но тут наверняка женский почерк: кандзи выведены аккуратно и изящно. Интрига вскружила голову, и девушке было уже не важно, кто автор этого секретного послания.
Пинками загнав Аомине в спортзал и строго настрого наказав Сакураи глаз с него не сводить, красавица направилась к месту встречи. Еще на подходе Момои насторожил возбужденный гул голосов. От этой суеты порядком разыгралась мигрень. Поскорее бы уже каникулы.
Никакой интриги на спортплощадке не оказалось – только с десяток девушек, спорящих друг с другом и кричащих наперебой. Едва они завидели Момои, как окружили со всех сторон, требуя к себе персонального внимания. Девушки кричали так громко, что она ощутила приступ паники. Вся эта толпа стала теснить Сатсуки и поволокла к выходу с территории школы. Единственное, что в этот момент пришло ей на ум, так это позвать на помощь друга.
— Дай-чан! – провопила она со всей мочи, но, казалось, ее крик утонул в гуле многочисленных голосов.
Она видела перед глазами лишь множество пестрых курток и обрывки по-весеннему синего неба, поэтому понять, куда ее тащат обезумевшие школьницы, не могла.
— Сатсуки-чан, Момои-тян! – кричали они.
— Тихо-тихо! – девушка пыталась успокоить толпу. – Вы все как с ума посходили… Что стряслось-то?
— Момои, ты как будто с другой планеты. День влюбленных же на носу! – воскликнула одна из них.
— А я-то тут при чем? Мне что ли подарки дарить собрались? Парней на всех не хватает?
— Много чести! – добавила еще одна девушка из толпы. – Нас больше парни из баскетбольного клуба интересуют, а с ними тесно общаешься только ты.
— Ага, — подтвердила другая. – Нам к ним никак не подступиться. Даже в классе их редко встретишь.
— Теперь понятно, к чему вся эта шумиха, — сама себе сказала Момои.
— Такие занятые: то тренировки, то чемпионаты, то дружеские матчи, — продолжали гудеть голоса. – Им совсем не до нас. Так и помереть недолго, не встретившись со своей судьбой.
— Ну, допустим, я заинтересовалась. Что предлагаете конкретно? – Момои чувствовала раздражение, даже улыбка сошла с лица.
— Мы тебе завтра принесем для парней шоколадки и поздравления, а ты им в День святого Валентина передашь от каждой из нас.
— Что? – девушка решила, что она ослышалась.
— Мой подарок для Вакаматсу. Мой – для Суса. А от меня передай Сакураи! Мой – Имаеши! Суса! Вакаматсу! Вакаматсу! Имаеши! Сакураи! Вакаматсу! Имаеши!
И среди этих многочисленных выкриков Момои так и не расслышала имени своего друга, и это при том, что в баскетбольном клубе он считался лучшим игроком. Ее это задело, но вместе с тем принесло облегчение. Она точно знала, что, когда в жизни Аомине появится девушка, их дружбе придет конец. А терять друга Сатсуки совсем не хотела, даже единственная подобная мысль приводила ее в ужас. Какая она вообще может быть, жизнь без Дайки?!
— Тихо! – взревела девушка рыком разъяренного зверя. – Вы что, издеваетесь надо мной?! У меня есть дела поважнее, чем в День влюбленных носиться с шоколадками за парнями!
— Так в этом же весь смысл праздника, — искренне удивилась одна из девушек, самая бойкая и шумная.
— Меня это не интересует, — ребром ладони девушка рубанула воздух перед собой. – Хотите признаться мальчишкам в любви – караульте их перед спортзалом. Это не моя обязанность – передавать им подарки от поклонниц.
— Но ты же их менеджер!
— Вот именно! Менеджер, а не директор фан-клуба.
— Ну, и где нам их ловить в субботу?
— В Сайтама, у них игра в 11:30.
— В Сайтама?! Да это же в соседней префектуре!
— Ну да. Небольшая трудность – не помеха для любящего сердца, ведь так? – Момои подмигнула притихшим девушкам.
— Момои-чан, мы надеемся на твою помощь. Пожалуйста, передай нашим возлюбленным праздничные сувениры от нас, — снова попросили девушки, настаивая на своем, и Момои почувствовала, что готова им уступить.
— Хорошо!- Властным движением она скрестила на груди руки. – Только поступим по-моему. Скидывайтесь на подарки, а я схожу сегодня закуплю на весь баскетбольный клуб: не стоит подрывать командный дух накануне матча, выделяя одних игроков и игнорируя других.
По толпе прошелся возмущенный шепот.
— Если кто-то желает сделать эксклюзивный подарок, то имеет полное право подарить его лично, — Момои сделала акцент на последних словах. – Без моего участия.
Продолжая ворчать от недовольства, девушки все-таки согласились. Доставая из карманов и кошельков свои скромные сбережения, они протягивали их Момои и по порядку называли свои имена. Та добросовестно записала каждую в блокнот и добавила:
— Список благодетельниц я ребятам озвучу, так что через месяц на Белый день ждите ответные подарки. Только, пожалуйста, не привлекайте меня больше в ваши любовные дела.
— Спасибо, Момои-чан! Порадуй наших мальчиков! Мы будем болеть за вас! – крикнули девочки хором и разбежались в разные стороны. Напротив Момои осталась стоять только одна девушка.
Аомине нарезал круги вокруг школы, преследуя вовсе не спортивный интерес, но Вакуматсу не упустил момента произнести несколько саркастических шуточек о том, как серьезно тот относится к тренировкам. Сакураи болтался на правой ноге одноклассника и слезно просил остановиться, но Дайки прозвали Неостановимым не потому, что он легко идет на уступки. Он несся напролом, заглядывая чуть ли под каждую скамейку, по ему одному известным причинам.
— Аомине, я не отпущу тебя, что бы ты ни делал! – ревел Сакураи. – Момои наказала мне глаз с тебя не спускать. Если я ее ослушаюсь, она же мне голову потом оторвет.
— Момои? – Дайки остановился. – Она оторвет. И не только голову.
— И что мне теперь делать?
— Как что? Искать ее!
— Кого искать?
— Сатсуки! – злобно прорычал парень, теряя терпение. – Неужели ты не слышал?
Паренек лишь растерянно мотнул головой. Сейчас, как в лучших традициях детективного жанра, каждое слово может быть использовано против него. Аомине и так на взводе, из глаз бьют разряды молний, а он из тех людей, кто сперва ломает человеку челюсть, а потом уже разбирается в мотивах.
— Извини, — пискнул Сакураи. Будучи и так невысокого роста, он стал как будто еще ниже.
— Она звала меня на помощь. Мы обошли всю школу – ее нигде нет. Что-то случилось, — терпеливо объяснил он, хотя у самого душа была не на месте.
— Тогда нам лучше не прекращать поиски! – решил Рё.
— Нам? – усмехнулся Дайки. – Хорошо. Только, пожалуйста, больше не висни на мне.
Слова приятеля по команде приободрили его, в голове как будто все упорядочилось, и мыслить Аомине стал более рационально. Он отмел мысли о похищении: кто станет похищать среди белого дня девушку на территории школы. Хотя, вроде бы, такие случаи прежде происходили. Но сейчас важно не допустить паники. Момои девушка сильная, спортивная, а главное – у нее есть голова на плечах. Вряд ли бы она стала подвергать свою жизнь опасности.
Но, как бы сильно парень не пытался себя успокоить, в груди нарастало чувство утраты. Как будто было позабыто что-то важное, как будто что-то осталось позади, а он вынужден продолжать идти вперед, не оглядываясь. Каждый шаг давался с неимоверным трудом, и он уже не знал, стоит ли продолжать движение? Одному.
«Я всегда думал, что она будет рядом, — убеждал он себя, — а сейчас как будто лишился самого главного».
Какая она, жизнь без Момои?

— Ты что-то хотела? – Момои смерила девушку удивленным взглядом. Та переминалась с ноги на ногу, низко опустив голову, и не решалась начать разговор.
— Момои-сан, — прозвучал ее тоненький голосок.
— Слушаю, – Сатсуки склонила голову на бок, удивляясь тому, что такая нерешительная девушка отважилась все-таки заговорить с ней.
— Момои-сан, я знаю, что Вы дружите с Аомине-саном, и хотела бы попросить Вас об исключительной услуге. Обещаю, больше никогда Вас не потревожу!
— Нет. Я же сказала, исключений не будет. Если хочешь подарить Дайки шоколад, обратись к нему лично!
— Пожалуйста, выслушайте меня! – закричала девушка сквозь слезы. Момои почувствовала, как защемило от жалости сердце, но отступать от своих слов ей не хотелось. – Я не задержу Вас.
— Что бы ты ни сказала, я все равно останусь верна своему слову. Беспринципность мне не свойственна.
— Хотя бы просто выслушайте. У меня уже сил нет жить с этим…
— Давай сядем, — голос Момои смягчился. Она указала на лавочку неподалеку.
— Мне очень нелегко говорить об этом, но я надеюсь на Ваше понимание. Все дело в Аомине-сане. Он мне нравится, очень давно, еще со средней школы. Вы, наверное, не помните меня, но я училась с вами в одном классе. Я не пропускала ни одного матча с его участием, восхищалась стилем его игры, божественной техникой, уверенными движениями. Когда он выходит на площадку, его лицо преображается: взгляд становится одухотворенным, на губах появляется улыбка. Он становится таким счастливым!
— Становился… — поправила Момои. – Раньше становился. Теперь не так. Баскетбол больше не приносит ему удовольствие.
— Дело вовсе не в баскетболе. Игра не может приносить радости меньше только потому, что в ней не встречается достойных соперников, — рассуждала девушка. – Это все отговорки. Он будет вновь счастлив, только когда в его сердце вспыхнет пожар. Любовь меняет людей – и ничто другое.
Слова школьницы волновали Момои, они задевали самые тонкие струны ее души. А ведь эта девочка не так далека от истины, думала она. Аомине больше всего в жизни любит баскетбол, и отсутствие сильных соперников не умалило бы этой любви. До сих пор на лидирующей позиции остаются «Ракудзан» во главе с Акаши, так что о бесспорном чемпионстве говорить еще рано.
— Словами не передать, как я завидую Вам, Момои-сан. Вы такая счастливая! – шептала девушка. – Сколько помню, вы всегда были неразлучны с Аомине-саном. Даже баскетбол был вашей общей любовью. А потом вы вместе перевелись в старшую школу, и я приняла решение поступить сюда же. Понимаю, как это глупо! Но я ничего не могла с собой поделать. Это была такая маленькая призрачная надежда…
Порой диву даешься, сколько силы может быть в маленькой хрупкой девушке. Сидит, едва сдерживая слезы, кусает губы, а сердце разрывается от боли. Аомине был для нее всем, в какой-то мере даже смыслом жизни. В свое время Момои ведь тоже пошла ради него на жертвы. Не то, чтобы ее кто-то заставлял, — это решение было принято по собственной воле. Она оправдывала свой поступок тем, что без нее Аомине не справится. Но так ли это на самом деле? Вот рядом с ней сидит девушка, беззаветно в него влюбленная, которой не нужны причины и оправдания, чтобы следовать за ним. Она ведь ни на что не надеется, и ее единственное желание – чтобы Аомине был счастлив. И он заслуживает этой любви как никто другой. А что может дать ему подруга?
Где-то внутри зашевелилась пугающая догадка о том, что эта девушка – то, что нужно Дайки. Она даст ему все, что дает Момои, и даже больше! Она даст ему безусловную любовь, ценность которой несоизмерима ни с какими жертвами.
Следом накрыло отчаяние. Ведь если кто-то легко может ее заменить, то и она сама не так уж и нужна. В одно мгновение все то, что она делала для него, обесценилось и потеряло смысл. Момои ощутила себя отчужденной, забытой, потерянной.
— Кажется, я наговорила лишнего, — прошелестел рядом извиняющийся голос. Школьница видела, как на глазах мрачнела Момои, и чувствовала свою вину за это.
— Нет, все нормально.
— Момои-сан, я ведь совсем его не знаю, и мое мнение субъективно и не имеет под собой оснований. Не знаю, зачем я Вам все рассказала… Но мне просто было необходимо выговориться. Простите, что я отняла Ваше время. Наверное, мне просто хотелось услышать слова поддержки.
— Поддержки? – Менеджер баскетбольной команды выглядела напряженной, даже голос ее дрожал от волнения. – Ты сделаешь Аомине счастливым, ты пробудешь в его сердце любовь. Давай я вас познакомлю… Это ты хотела услышать?
— Почти. Слова «Я сделаю Аомине счастливым» я хотела бы услышать из Ваших уст.
Момои недоверчиво взглянула на собеседницу, не понимая, шутит ли та.
— У меня очень мало времени, — сухо ответила она, взглянув на свои наручные часы. – Извини, что не оправдала надежд. Возможно, тебе стоит попытать счастье с ним.
— Шутите? Аомине-сан даже не посмотрит в мою сторону. – Девушка по-доброму улыбнулась, от чего сердце Момои сжалось сильнее. – Но подарок от меня ему все-таки сделайте.
Сказав это, школьница вложила в руку менеджера аккуратно сложенную купюру.
— Всей команде, — поправила Момои.
— Ну да, всей команде.
Попрощавшись со скромной поклонницей, поникшая Момои направилась в магазин. Основной ажиотаж приходится всегда на 13 февраля, поэтому надо успеть закупить сувениры для парней сегодня.
Накануне праздника все магазины заполнялись открытками, воздушными шарами, шоколадными изделиями ко Дню влюбленных. Несомненно, это придавало душе романтическое настроение и кружило голову. Любуясь на яркие витрины, что зазывали в магазины даже простых прохожих, в мысли прокрадывалось желание быть любимой и желание любить. А других претендентов, кроме Дайки, у Момои и не было. Она нравилась парням, но все они казались какими-то пресными и однообразными на фоне друга.
Девушка решила не торопиться и посетить все магазины. Если ей было поручено важное дело, она привыкла подходить к нему со всей ответственностью. А этот случай был просто беспрецедентным! Такого никогда не случалось прежде даже во время учебы в средней школе. А еще ей очень хотелось порадовать мальчишек из баскетбольного клуба – они заслуживают таких сюрпризов!

Пакеты оттягивали руки, идти становилось все тяжелее, ноги то и дело заплетались. Момои постаралась угодить всем парням из баскетбольного клуба, закупив шоколадные сувениры и для игроков основного состава, и игроков замены. Она была довольна своей находчивостью: подарив парням на День всех влюбленных подарки от поклонниц, она приободрит их перед предстоящим матчем. Но все равно на душе было неспокойно.
— Сатсуки! – за спиной нарастал угрожающий рык. Девушка пугливо обернулась, на всякий случай отступая к своему дому. – Где тебя носило, Сатсуки?!
Посреди темной аллеи на фоне синих всполохов проступали черты долговязой фигуры. Делая широкие шаги, туловище быстро приближалось, нагоняя еще больше страха. Но Момои вдруг поняла, что страх отступил, а его место заняло чувство облегчения.
Аомине зашагал быстрее, на ходу обдумывая, что сделать сперва: потребовать объяснений или отвесить хорошую затрещину за подобное поведение. Момои бросила сумки там же, где стояла, и кинулась другу навстречу. Она прильнула к нему всем телом и крепко обняла, уткнувшись носом в его широкую грудь.
Вся злость в мгновение улетучилась, и парень остался стоять, не зная, что еще ожидать от этой девчонки.
— Дай-чан, — повторяла она, глубже зарываясь носом в теплый свитер, который был насквозь пропитан запахом Аомине, таким родным и теплым. – Как же хорошо, что ты здесь.
— Почему телефон отключен? – нахмурился парень.
— Не знаю. По-моему, я так и не включила его после занятий в школе. Столько дел разом навалилось – просто не до того было. Но теперь все хорошо.
Руки Момои забрались Аомине под куртку, все сильнее стискивая его в объятиях. Парень почувствовал, как в душу прокралось умиротворение, и сам неосознанно обнял девушку в ответ, уверенно прижав к своей груди.
— Что-то фигня какая-то, — пробормотал спортсмен себе под нос.
— А? – Момои запрокинула голову назад, вглядываясь в лицо друга.
— Когда я подумал, что могу потерять тебя, то по-настоящему испугался. Больше никогда так внезапно не исчезай. – Аомине сжал ладонями плечи девушки и хорошенько ее встряхнул. – И следи за тем, чтобы телефон всегда был включен!
— Я больше никогда не стану причиной твоего беспокойства, Дай-чан. А теперь помоги мне донести пакеты до дома.
— Что там? – спросил юноша, поднимая ношу с земли.
— Пока это секрет.
Порой жизнь преподносит нам множество сюрпризов, и только наше отношение к ним делает эти неожиданности плохими или хорошими. Так и волнение, преследовавшее Момои с утра, превратилось из тревоги в трепетное ожидание. Конечно, начало дня выдалось напряженным, и поход по магазинам не принес ожидаемого облегчения. Но эта встреча с Аомине на улице поздним вечером пробудила совсем иные чувства: привязанности, взаимопонимания, доверия. Это те редкие чувства, которые прежде всего рождаются в дружбе и почти никогда – в любви. Нужно пройти очень долгий путь, чтобы отношения между людьми стали идеальными. Может быть, как невозможна дружба без любви, так и любовь невозможна без дружбы.
Момои пыталась разобраться в собственных чувствах, пока рассовывала в холодильник закупленный шоколад: до праздника еще два дня, а он должен попасть в руки баскетболистов в первозданном виде. Среди них и подарок для Аомине. От девушки, которая никогда не откроет ему своих чувств. Но в силах Момои сделать ее хоть немного счастливей.
А как сделать счастливой себя?
Как сделать счастливым Аомине?
Как ему сказать о тех чувствах и мыслях, что все чаще тревожат ее по ночам, не давая спать? Как сказать о том, что порой рядом с ним ее сердце начинает биться неровно? А во рту становится так сухо, что она не может и слова произнести. Но, как правило, любая сказанная им глупость, мгновенно выводит девушку и ступора. А главенствовать над желаниями начинает только одно – врезать ему хорошенько по черепушке!
Но все равно, он так много значит для нее. Произнести такое вслух ведь не каждая девушка решится. Так, стоп! Но ведь День святого Валентина и придуман для того, чтобы признаваться в своих чувствах. А в Японии для этой цели и говорить-то не надо. Достаточно подарить хоммэй-чоко – и парень сам все поймет!
Сейчас! Нужно сделать сейчас, пока такой подходящий момент, а то ведь иначе уже не отважится, а потом жди еще год. А за это время мало ли какой разлучнице придет в голову рассорить друзей?!
— Сатсуки, уже поздно! Ложись спать, — донесся до девушки голос матери.
— Хорошо, чуть попозже.
Момои пробежала взглядом по кухонным полочкам, выискивая нужные ингредиенты: какао-бобы, какао-масло, мед, ваниль, перец чили.
— Мама, — позвала девушка, поочередно открывая все ящики, — а ваниль у нас есть?
— По-моему, закончилось.
— Тогда не запирай входную дверь – я в магазин.
— Ночь на дворе! Какой магазин?
— Круглосуточный! – крикнула Момои перед тем, как закрыть за собой дверь.
Домой она вернулась, когда свет в квартире был уже выключен во всех комнатах, лишь в коридоре сиротливо сиял бра.
Девушку одолевала усталость, но о сне нечего было даже думать. На столе аккуратно разложены ингредиенты, и какао-бобы пахнут так ободряюще. Дайки, наверное, уже спит. Одной мысли о нем было достаточно, чтобы на губах появилась улыбка.
Какао-масло отправилось на водяную баню. Сатсуки бдительно следила за температурой, чтобы та не поднималась выше 40 C. Какао-бобы – в кофемолку, стручок ванили – на разделочную доску. Лезвием ножа Момои сделала аккуратный надрез и извлекла семена. Пришла пора смешать все ингредиенты. Как сильно не дрожали бы руки, отступать было уже поздно. Образ Аомине стоял у нее перед глазами: перемолотые какао-бобы по цвету напоминали его смуглую кожу, а семена ванили такие же черные, как его ресницы, мед тягучий словно его низкий голос… По характеру Дайки совсем как перец чили, такой же взрывной и опасный, и кружит голову, как аромат какао-масла.
Момои вздрогнула. Эти мысли будоражили и сознание, и тело. Она отчетливо представляла, какое лицо будет у друга, когда он увидит упаковку собственноручно приготовленных конфет. Уж получить на День святого Валентина от Момои хоммэй-чоко он даже не предполагает. Даже она сама не ждала от самой себя такого поступка.
Миксер смешал ингредиенты до однородной массы, но отправлять ее в холодильник пока рано. Заботливыми руками девушки она была разложена по формочкам и оставлена на верхней полке кухонного шкафчика. Это поможет шоколаду насытиться ароматом.
Увидеть удивление на лице Аомине будет бесценно. Момои вновь улыбнулась, так с этой блаженной улыбкой и заснула. До важного дня оставались сутки.

Первые лучи восходящего солнца скользнули по лицу Аомине, прогоняя сон. Он лениво зевнул и поднялся, не вставая с кровати.
Пятница. Совсем не хочется идти в школу, но в душе как будто что-то переворачивается при мысли о том, что там он встретит Момои. Утром она всегда уходит раньше, у нее много дел, и команда для нее превыше всего. Иногда, волей-неволей, возникает ощущение, что она делает все, чтобы «Тоуоу» выигрывали каждый матч – работает если не больше, то точно наравне с тренером и игроками. Но чего еще ожидать от менеджера «Поколения чудес»? На губах застыла довольная улыбка. Конечно, Момои заноза в заднице, но порой только она становится причиной не сдаваться, бороться до конца. Только она не позволяет опускать руки, когда единственное желание – лечь и не вставать. Ради нее хочется становится лучше, особенно, когда желание подкреплено болезненным тычком под ребра.
Закинув портфель за спину, парень вышел на улицу. Солнце пригревало уже по-весеннему, хотя еще вчера вечером было весьма прохладно. Магазины были открыты с самого раннего утра, все витрины украшены ярко-красными «валентинками» с единственным словом «LOVE». Что такое эта любовь? Аомине любил баскетбол, и это чувство не вызывало у него сомнения. Любить и ценить свое семью – это что-то типо обязательства: люди не выбирают родителей, а потому должны любить тех, кто их воспитал и вырастил, быть им за все благодарными. Любить безусловно, без каких-либо на то причин. Любовь к друзьям – тоже вещь не однозначная, тут лидирующие позиции занимает доверие и взаимопонимание. А есть ли чистая любовь, без примесей других чувств, Аомине не знал. Момои для него была точно больше, чем просто друг – она была важна так же, как баскетбол: он не мог представить своей жизни как без одного, так и без другого.
Кажется, начни они встречаться, многое стало бы проще. Уже не было бы «больше, чем друг» или «мой менеджер», зато появилось бы конкретное «моя девушка». Моя – значит, моя. Никто другой уже не посмеет посягнуть. В таком случае пропали бы эти порой пугающие желания властно прижать ее к себе и прикоснуться поцелуем к теплым губам. Нет же! Постоянно приходится одергивать себя, напоминать «мы друзья», а друзья так не делают. Но иногда смотришь на нее, и понимаешь, что смотришь совсем ни как на друга. Молча восхищаешься блеском ее глаз, звонким голосом, нежной улыбкой, твердостью характера… и проклинаешь себя за мысль «она должна принадлежать мне».
Ну, соберешься с духом, скажешь ей «люблю» — а дальше что? К тому же даже не знаешь, как она это воспримет, у нее ведь на каждую ситуацию припасено с десяток отличных друг от друга ответов. Может и в шутку все обернуть, ходи потом как оплеванный: ты ей душу открыл, а она тебе – «Дай-чан, ты простудился? Или пас головой принял?». Нет, с ней надо быть осторожней. Ведь даже заботу о ней, защиту от приставал воспринимает как вторжение в личное пространство!
«Сам тоже хорош, — огрызнулся сам на себя, — пресекаешь все ее попытки быть к тебе внимательной! Помнишь, как накинулся на нее, когда узнал, что из-за ее опасений за твою травму тренер не допустил тебя к финальным играм межшкольных? Сказал, что это не ее дело, накричал, оскорбил. А ведь она просто защищала тебя от тебя самого!»
Утренняя прогулка до школы кого угодно способна погрузить в состояние безграничной депрессии.
Вопреки всем ожиданиям, друзьям не удалось перекинуться и парой слов. Момои была занята чрезвычайно важными и секретными делами, а тренер собрал всю команду после третьего урока в спортзале на тренировку.
«Завтра мы непременно выиграем, — решила Момои, — мой чемпион разгромит всех!»
С этой мыслью девушка спешила домой, с нею же перекладывала приготовленный для Аомине шоколад с кухонной полки в холодильник, чтобы он застыл, сохранив волнующий аромат какао, меда и ванили.
— Для кого наготовила? – за спиной девушки возникла мама.
— Для Дайки.
— Ну, наконец-то! – женщина вскинула кверху руки, будто благодаря небеса за то, что ее взрослая дочь обратила внимание на своего друга. – Он хороший парень.
— Да знаю я, — буркнула девушка.
— Передай ему, что мы с папой одобряем ваши отношения и дадим свое благословение, если вы решите пожениться.
— Мама, прекрати! Мы даже не встречаемся!
— Теперь это лишь вопрос времени.
Все приготовления остались позади. До важного дня оставалась одна ночь…

Длинный автобус школы «Тоуоу» остановился перед парадным входом в спортивный комплекс «Сайтама Супер Арена». Тренер с командой и болельщики вышли друг за другом и замерли, озираясь по сторонам.
— Эй, красавчики, заблудились? – по ступенькам к ним спустилась Момои, пребывала она в самом наилучшем расположении духа.
— Давно приехала? – Аомине наклонился к подруге.
— Где-то час назад. Было время, чтобы для вас подготовить сюрприз.
— Сюрприз? – удивился не только гений баскетбола, но и вся его команда.
— Ага! – девушка кокетливо пожала плечами. – Поторопитесь в раздевалку – все поймете.
Заинтригованные игроки наперегонки помчались к зданию спортивного комплекса. Тренер степенно шел за ними. Проходя по широким коридорам, мужчина видел, как пребывают другие команды, придирчиво осматривал игроков наметанным взглядом.
— Ого! Ну, ничего себе! – раздались впереди восторженные возгласы.
В дверях раздевалки столпились все игроки школы «Тоуоу» и начали подтягиваться баскетболисты из других школ. Юноши отпускали шуточки про «Кажется, вас любят девушки» и «Теперь вы просто обязаны выиграть», по-дружески похлопывали соперников по плечам.
Возле каждого шкафчика, помеченного именем игрока, были расставлены красивые подарочные пакеты с хоммэй-чоко, а по полу были разбросаны маленькие воздушные шарики в форме сердечек с именами девушек, сделавших подарки команде.
— Вот так Момои! – присвистнул тренер. – Отличный сюрприз, да, парни?
— У вас, ребята, не менеджер, а настоящая кудесница, — воскликнул кто-то из игроков другой команды.
— Нам бы такую! – подтвердил второй.
— Обойдетесь! – прикрикнул на них Аомине и закрыл перед чужаками двери раздевалки.
— Я и не знал, что у нас столько поклонниц! – Суса первым заглянул в свой подарок.
— Ну, теперь понимаете, что ради этих девушек мы обязаны каждый раз возвращаться домой только с победой? – спросил Имаёши.
— Да, капитан! – одновременно воскликнули парни.
На площадку они вышли с видом победителей, чем уже заставили соперников волноваться.
Игра команды старшей школы «Тоуоу» — захватывающее зрелище. Даже если захочешь, не сможешь отвести взгляд. И король на этой площадке только один. Он двигается быстро, мяч в его руках оживает и всегда попадает в кольцо, из какой бы позиции он не забрасывал. В непрерывном движении он легко меняет направление, его обманные пассы никогда не вызывают сомнений и предсказать их невозможно. Но владеть мечом он любил единолично – эгоист во всем.
Наблюдая за его игрой, Момои то прокручивала в памяти слова влюбленной в Аомине девушки, то вспоминала момент из фильма «День святого Валентина», что врезался ей в память:
— Кстати, скажи мне кое-что: почему у вас с женой так все гладко?
— Я женился на своем лучшем друге.
Эти слова звучали в ее сознании, и внутри что-то мучительно тянуло.

Громкий свисток ознаменовал начало второго тайма. Чем ближе команда соперников была к проигрышу, тем жестче стала игра. И Аомине, потеряв к происходящему на площадке интерес, стал беззаботнее, позволял сдерживать себя, не обходил блоки.
— Наши противники лютуют, — прошептала девушка, остановившись рядом с тренером.
— Парни позволяют им лютовать, — вздохнул он. – Аомине задает ритм команде. Если сейчас он опустит руки, мы проиграем.
Момои отказывалась в это верить: разве может проиграть сильнейшая команда Японии только потому, что Дайки слишком скучно на площадке?! Ведь правда, только от того, что победа в игре дается легко, невозможно любить ее меньше. Ведь баскетбол прекрасен сам по себе: не сильные противники делают его таковым, а те чувства и ощущения, что дает тебе игра. Аомине изменился не потому, что стал лучшим в баскетболе, а потому, что не может быть абсолютного счастья, если в чем-то одном ты несчастен. И Момои чувствовала это. Именно сейчас казалось, что в ее силах все изменить. Как же хотелось оказаться с ним на одной площадке, встать плечом к плечу, дать ему силу и опору, воспламенить в нем интерес!
«Я сделаю Аомине счастливым!» — решила, наконец, девушка.
— Тренер! Нужен тайм-аут! – воскликнула она.
— Ты уверена? – Мужчина, казалось, был ничуть не удивлен. И он привык доверять чутью менеджера их команды.
— Да, пожалуйста!
Тренер сделал знак судье и под сводами зала раздался голос комментатора:
— Команда «Тоуоу» берет тайм-аут.
Все игроки вернулись на скамейку. Они вытирали полотенцами пот, передавали друг другу прохладную воду, пытались отдышаться. Аомине глазами искал Момои, но она покинула зал сразу после свистка. Сейчас почему-то больше всего хотелось услышать ее голос или даже просто встретиться взглядом. Она, наверное, даже не понимает, как важна для него… Ведь если бы не она, его спортивная карьера закончилась еще в «Тейко».
— Я не хотела никого выделать, но ты просто не оставил мне выбора. – Момои неслышно подошла сзади и нежно обняла друга со спины. Ее ладони легли на его плечи, а на колени юноше опустился яркий пакетик, до краев наполненный ароматными шоколадными конфетами в виде сердечек.
Сердце Момои было готово вырваться из груди. Оно билось так сильно, что с каждым ударом сотрясало грудную клетку. Сложно отважиться признаться в любви, не сказав при этом ни слова, тем более – лучшему другу. Но еще сложнее – получить отказ. Он ведь может просто отказаться от подарка, отвергнув тем самым и ее любовь.
— Что это? – удивился парень.
— Шоколад. Сама приготовила.
— Зачем?
Растерянный вид Аомине привел в ступор и Момои. Она представляла, каким милым он будет в этот момент, а получилось все совсем наоборот.
— Ты совсем тупой?
Он что, серьезно не понимает, что это значит? Столько усилий! Столько надежд! А он смотрит на приготовленный шоколад взглядом брошенного щенка.
— Момои! – парни из команды завистливо поглядывали на пару друзей. – Вот это ты даешь! Сегодня прямо день сюрпризов.
— Ну, почему Аомине? – разочарованно произнес Вакаматсу.
Почему такой подарок получил именно он, не понимал и сам Дайки. Она ведь не просто купила конфеты в магазине, а сама приготовила, чтобы показать, как сильны ее чувства. И это не дружеский гири-чоко, а самый настоящий хоммэй-чоко, такой шоколад дарят только возлюбленным.
Аомине почувствовал, как пересохло во рту: он не достоин таких хлопот, не достоин принять такой подарок…
— Вакаматсу прав, — произнес он. – Я не достоит твоего внимания, Сатсуки.
— А кто достоин? – Приветливую улыбку девушки как будто озарило солнце.
— Настоящий чемпион.
— Так будь моим чемпионом. – Момои прижалась щекой к плечу Аомине. – Я никогда не говорила тебе, но для меня совсем не важно, выиграешь ты или проиграешь. Я знаю тебя лучше других и знаю очень давно, поэтому сомнений в том, что ты лучший у меня никогда не возникало. Сколько бы раз ты не проиграл, ты все равно останешься моим чемпионом.
— Я все это знаю, — буркнул он. – Просто терпеть не могу шоколад.
— Но ты же понимаешь, что тебе придется его съесть… — сладкий голос Момои в миг зазвучал угрожающе. И в добавок, чтобы уже совсем развеять все сомнения, девушка демонстративно размяла кулаки.
— Чертов везунчик! – проронил Суса. – Еще и выпендривается.
— Если сам не хочешь шоколад, так отдай другим, кому не так повезло в жизнь. – Вакаматсу протянул руку к конфетам.
— Разбежался! – рявкнул Аомине. – Шоколад мой. И девушка – тоже моя!
Свисток вновь привлек внимание игроков.
— Перерыв окончен, прошу команды пройти на площадку, — распорядился комментатор.
— Сделай их, Дай-чан! – Момои вскинула кверху руку с ладонью, сжатой в кулак.
— Твоему чемпиону это не составит труда.
«В США принято в этот день говорить «будь моим Валентином», а я попросила его стать моим чемпионом», — усмехнулась Момои своим мыслям. Почему-то именно в этот момент она понимала, что оба они стоят на пороге чего-то удивительного и прекрасного.

34 комментария

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.