Под одним одеялом с Куроко Тетсуя

Автор: Анастасия Энн
Фэндом: Kuroko no Basuke
Пэйринг: Момои и «Поколение Чудес»
Рейтинг: NC-17

Воскресенье выдалось загруженным: с утра Кисэ попросил встретиться с ним, чтобы выбрать снимки для портфолио. Кажется, он серьезно настроен на карьеру модели, и я никак не могла выбросить из головы, что только красивой мордашкой известности не добьешься. Обязательно нужно быть талантливым, причем талантливым во всем!
— Рёта, а ты петь умеешь? – спросила я, просматривая фотоальбом.
— Почему ты спрашиваешь? – удивился парень.
— Ну, вроде как айдолы должны уметь, — я пожала плечами. – Учитывая твою предрасположенность к спорту и отличную физподготовку, проблем с танцами, думаю, нет. А вот пение требует других навыков. Я бы хотела послушать, как ты поешь.
— Вот как? – блондин рассмеялся. – Ну, будешь хорошей девочкой, свожу в караоке.
— Хорошей девочкой? Это вряд ли, — протянула я.
Караоке! Это просто потрясающая идея! И почему я не додумалась об этом сама? Именно туда мы сегодня с Куроко и пойдем: там маленькие комнатки, громкая музыка и мягкие диваны.
Я самодовольно улыбнулась.
— Так что в караоке тебе придется вести одну из тех красавиц, что постоянно ошиваются вокруг.
— Это слишком скучно, — приуныл Кисэ. – Они беззаветно влюблены в меня, а общаться с влюбленными девушками утомительно. Постоянно слышишь признания, чувствуешь ответственность за их чувства и ощущаешь себя виноватым за то, что по неосторожности влюбил их в себя. Нет, спасибо. Лучше я буду проводить время с тобой, а чувством вины пусть тяготиться Аомине.
— А? – Он ведь Дайки не просто так упомянул? – О чем ты?
— О том, что ты влюблена в своего друга детства.
— И ты побеждаешь в номинации «Юморист года»!
— Да правда? – Кисэ показался мне обиженным. – Уж со мной-то могла бы быть откровенной.
— Мне вообще-то Куроко нравится, — выпалила я. А что? Куроко – отличное прикрытие.
— Ну да, ну да. Отличная кандидатура.
— Почему нет?
— Да ты прикалываешься.
— Что не так-то?
— Куроко невзрачный, а ты – ослепительная. Парень просто потеряется на твоем фоне.
— Любой потеряется на моем фоне, — я гордо вскинула голову.
— Вот за что я тебя люблю, Момоиччи, так это за скромность!
— Главное – не увлекайся.
— Уж будь уверена. Стать моей возлюбленной тебе не светит. Я давно и безнадежно влюблен в себя.
— Вот досада-то, — хмыкнула я.
Время к обеду, пора уходить. Как назло, уже на пороге Кисэ попросил меня задержаться и всучил два конверта с фотографиями, которые я еще не успела просмотреть.
— Это с последней фотосессии, — виновато улыбнулся он.
— Не знаю, почему ты так полагаешься на мой вкус, — сказала я, оправдываясь. – Мои предпочтения отличаются от предпочтений других девушек – я не люблю сладких мальчиков и выберу для портфолио те фото, на которых ты более мужественный.
— Меня это вполне устроит.
После разговора с Кисэ мне значительно полегчало: похоже, он действительно не был в меня влюблен. Заинтересован, да, но только как в друге. Поэтому с легкой душой я спешила навстречу с Дайки: именно сегодня этому балбесу приспичило пойти в магазин за новым свитером. И в этом важном мероприятии без меня обойтись было нельзя.
Такие вылазки не были редкостью: почему-то в выборе одежды Аомине доверял больше моему вкусу. Я начинаю подозревать, что парни общаются со мной только потому, что я могу дать им ценный совет. Но я не против: мне нравится подбирать красивую одежду, цвет которой нежно оттеняет его темно-серые глаза, смуглую кожу или черные в синий отлив волосы. А когда мы шли по улице и девушки оборачивались, заглядываясь на моего друга, я была горда собой, ведь именно благодаря мне он стал еще привлекательней. Ну, если, конечно, не брать во внимание его высокий рост, широченные плечи и рассеянный взгляд, который редко бывает направлен на что-либо, кроме баскетбольного мяча. Он не смотрел на девушек, даже если они в его вкусе: может быть, стесняется – я не знаю. Я вообще ни разу не видела, чтобы он общался с девушками. Это странно.
Я украдкой посмотрела на друга: лицо напряженное, глаза смотрят вперед. Кажется, он чем-то обеспокоен.
— Что-то случилось, Дай-чан? – спросила вдруг.
— Скучно, — ответил он, даже не взглянув на меня.
— Прогулки по магазинам веселят только девушек.
— Тебе весело?
— С тобой мне всегда хорошо.
Не знаю, почему я ответила так, ведь преимущественно Аомине выводил меня из себя. Хотя, вроде как, ничего для этого и не предпринимал. Просто он меня раздражает. Без какой-либо на то причины.
— Зайдем в кафе? – он вдруг остановился и посмотрел на меня сверху вниз. – Я проголодался.
— Извини, мне нужно торопиться, нет времени на обед.
Мне не хотелось напоминать ему про свидание с Куроко. Хотя, какое Аомине дело? Вряд ли его беспокоит, с кем я провожу время. Но ему, определенно, не понравится, если я откажу ему во встрече, оправдываясь встречей с другим человеком. Дайки жуткий эгоист. И кто надоумил его, что я и мое время принадлежим ему?
Если он начнет расспрашивать о планах, мне точно не сдобровать. Нужно бежать как можно дальше.
— Встретимся завтра в школе! – крикнула я, не дав Аомине возможности вставить хоть слово.
Глядя вслед моей удаляющейся со всех ног фигуре, он лишь махнул на прощание рукой.
Всю дорогу домой я думала, каким способом мне очаровать Куроко. В своих возможностях я не сомневалась, но к каждому парню нужен особый подход, а найти его зачастую можно только методом проб и ошибок. Я точно была уверена, что моя красота и сексуальность не помогут мне в этом сражении. Однако, благодаря именно этой тактике, я обладала особым козырным приемом обольщения. Может, именно поэтому я тщательно подбирала одежду, чтобы выглядеть не так, как в повседневной жизни.
Изящное платье, укладка волос и легкий макияж – в шесть часов вечера я была уже готова и, суетливо перебирая пальцами ремешок сумочки, ждала Куроко в оговоренном месте. Я с сомнением поглядывала на свои ноги, раздумывая над тем, правильно ли я сделала, что надела каблуки. Конечно, каблуки украшают любую девушку, но не тогда, когда ее спутник ниже ростом.
Так я не заметила в толпе спешившего ко мне паренька. Запыхавшийся, он остановился рядом.
— Извини, не уследил за временем, — сказал он в качестве оправдания.
Вот! Лишнее доказательство тому, что ему наплевать и на меня, и на мои жалкие попытки его соблазнить. Ну, какой парень опоздает на свидание с симпатичной ему девушкой?
Пригладив рукой его растрепанные волосы, я в шутку спросила:
— Не смог уйти с площадки?
— Угу, — получила откровенный ответ.
— Ты много тренируешься.
— Просто мне нравится баскетбол.
— Мне тоже, — призналась я.
Игра позволяет мне раскрыться, позволяет узнать себя настоящую и принять такой, какая я есть, от части жестокая, упрямая, бескомпромиссная, и в какой-то мере циничная. Все эти качества не станешь выставлять напоказ, но, выходя на площадку, забываешь об этикете и правилах поведения. Там я уже не девушка, там я – игрок.
— Ну, куда пойдем? – я подалась вперед, ближе к парню.
— Я проверил все ближайшие по времени сеансы в кино. Есть несколько интересных предложений. Прости, но я не знал, какие фильмы ты предпочитаешь, поэтому не смог сделать выбор.
Я смотрела на Куроко с нескрываемым восхищением. Те, кто были заинтересованы в приватных встречах со мной, никогда не проявляли столько энтузиазма, планируя свидание. Скорее, были ленивы и небрежны, а в общении и того хуже – скучны, безынициативны, примитивны. Находиться рядом с такими индивидами тошно. А парень, стоящий передо мной, вроде, ничем не отличался от других, но все-таки был каким-то особенным. Как теплый летний ветер, что дует прямо в лицо и развевает волосы. Рядом с Куроко мне хотелось закрыть глаза и отдаться целиком на его волю. Раскинуть руки – и лететь. Таких людей часто не встретишь, правда? А этот парень словно муза. Вдохновляет.
— А какие фильмы любишь ты? – спросила я парня.
— Триллеры, — ответил быстро, не задумываясь. Как же мне нравится его прямолинейность!
— Триллеры?! Отлично! Люблю психологические.
— Если поторопимся, успеем на сеанс.
Я согласно кивнула, и мы направились в кинотеатр. Пришли даже раньше, чем предполагали, успели зайти в буфет, чтобы купить газировки.
Фильм захватил с первых минут, интригующий сюжет, сильные переживания за судьбу главного героя. На полтора часа я просто выпала из реальности. В особо напряженные моменты неосознанно хватала Куроко за руку, но он лишь улыбался и сжимал в своей ладони пальцы моей руки.
— Как же я рада, что все хорошо закончилось! Давно так не волновалась, — сказала я, выходя из здания кинотеатра. – Даже кушать захотелось. Может, сходим в караоке? Заодно там и перекусим.
— Если хочешь, давай сходим, — согласился парень.
Почему-то мне вновь хотелось взять его за руку, и я жалела, что мы находимся на ярко освещенной фонарями улице, а не в темном зале, где можно было не стесняться посторонних глаз. Его ладони теплые и мягкие, и прикосновения нежные-нежные.
Мальчик-сахарная вата.
Я рассмеялась своим мыслям и посмотрела на Куроко, он поймал мой взгляд. Глядя на улыбку, которую я безрезультатно пыталась скрыть, парень не смог удержаться от вопроса:
— Чему ты смеешься?
Закусив нижнюю губу, я лишь мотнула головой. О таком вслух не говорят. Мне даже самой себе порой стыдно признаваться в том, о чем я думаю. И самое ужасное, что мои мысли не всегда только о сексе. Но сегодня мне повезло – сегодня я увлечена Тетсу-куном.
Интересно, когда интересные парни в команде Акаши закончатся, чем я стану себя развлекать?
Вот дуреха! Потом же будет старшая школа!
Я же говорила, что друзей у меня немного? Даже с девочками по команде за пределами площадки я встречалась крайне редко. Поэтому о караоке-барах знала только понаслышке.
Вопреки ожиданиям в заведении было относительно тихо, все веселье происходило в отдельных кабинках. Такую сняли и мы: небольшую, с мягкими диванами вдоль стен, длинным столом для еды и напитков. Одна стена полностью была отведена под аппаратуру: плазменный телевизор, колонки, микрофоны и музыкальный проигрыватель с впечатляющей базой песен, большинство из которых я даже ни разу не слышала. Хотя петь я, конечно, не собиралась. Серьезно, это испытание не для ушей Куроко. Вместо этого мы заказали еду и расположились по обе стороны от стола.
Наблюдая, как самозабвенно парень поедает окономияки*, я вновь не смогла сдержать улыбку. Он был увлечен процессом, ничего не замечая вокруг, даже мой выжидающий взгляд.
Интересно, оседлай я его сейчас, будет ли его внимание приковано только ко мне? Безраздельно? К моему нежному шепоту, ласковым прикосновениям, настойчивым движениям. Я представила, как он погружается в меня, все глубже и глубже, как становится внутри горячо и тесно. Последовательная цепь мышечных сокращений сотрясла мое тело, и уже это парень не смог оставить без внимания.
— Замерзла? – спросил он.
— Согреешь? – с готовностью отозвалась я.
— Я бы предложил куртку, но совсем забыл захватить ее с собой.
Слушая его оправдания, я смотрела на парня взглядом, наполненным немым вопросом: «Ты серьезно не понимаешь, о чем я толкую?».
— Подожди-ка, ты что, заигрываешь со мной? – улыбнулся Куроко.
— Может быть, самую малость.
Боже мой, рядом с такими парнями начинаешь чувствовать себя испорченной девчонкой.
Никогда не питала слабости к невинным мальчикам. Однако на Куроко смотрела с любопытством: зная о нем все, я совершенно не знала его. Он всегда чувствует себя уверенно, хозяин положения в любой ситуации. Не обладая подходящими для баскетбола физическими данными, он все равно является хорошим игроком, и мне остается только догадываться, в чем его секрет.
В любом случае, пришла пора переходить к решительным действиям.
Итак, гайд по соблазнению парня-недотроги. На самом деле все очень просто: мужчина вне зависимости от возраста, воспитания, моральных устоев всегда остается мужчиной, и уже в силу этого он заведомо проигрывает женщине. Сложность лишь в том, чтобы пробудить в пареньке его изначальную мужественность. Для этого прежде всего нужно самой себе позволить стать женщиной. А в наше время границы стираются, что только усугубляет взаимопонимание между людьми. Не каждый способен признать свою истинную сущность.
И я никогда не была обделена мужским вниманием не потому, что умна или красива (это, скорее, мешает), а потому, что всегда оставалась женственной. Ну, кроме тех случаев, когда я выходила на баскетбольную площадку.
Каждый жест, взгляд, улыбка, каждое слово или движение несут в себе смысл. Они говорят на языке тела.
Если сказать парню словами «Хочу тебя», можно ненароком спугнуть жертву. Когда твой взгляд скажет: «Возьми меня», получить желаемое окажется намного проще. Я молчала, но мое тело тараторило без умолку.
Внешне Куроко оставался спокоен, и я начала переживать о том, слышит ли он меня.
— Меня откровенно удивил твой поступок, — сказал парень, допивая свой коктейль.
— А? – заслышав его волнующий голос, я встрепенулась.
— То, что ты заступилась за меня.
— О, я не преследовала никакой благородной цели. Просто меня раздражает поведение таких парней – слишком много о себе думают. Иногда не мешает поставить их на место. Меня они боятся, думают, что я встречаюсь с Акаши.
— А это не так?
Едва успев прикрыть рот ладошками, я прыснула со смеху.
— Мы с Сейджуро до сих пор не поубивали друг друга только потому, что это преследуется законом. Но, если мы научимся сдерживать эмоции, то сможем организовать успешный тандем. – Произнеся это, я задумалась: так вот, какой смысл скрыт за его предложением присоединиться к клубу. Как же я сразу не догадалась?!
— Но, когда вы встречаетесь в спортзале, выглядите весьма миролюбиво.
— Нам нет никакой выгоды от вражды и ненависти, а мы оба практичные люди. Меня он никогда не захочет видеть своей девушкой, потому что я способна оспаривать его решения. В лучшем случае он меня прибьет, в худшем – я его. – Мой взгляд устремился на милое личико Куроко. – А вообще, почему мы говорим о Сейджуро? У нас же свидание!
Я вновь улыбнулась, а мое тело продолжало шептать: «Возьми меня! Прикоснись ко мне!». Парень смущенно отвел взгляд.
— Прости, кажется, я слишком настойчива. Я действительно хотела провести время с тобой, узнать получше. Прежде у нас не было возможности пообщаться. А сейчас возникла необходимость.
— Потому что меня берут в основной состав? – удивился Тетсуя.
— Дело не совсем в тебе. Просто я в скором времени присоединюсь к команде в качестве менеджера. – В принципе, да, вопрос уже решенный. Когда мотивы Акаши стали мне ясны, я сделала свой выбор.
— Вот как? Я всегда был уверен, что ты и так менеджер команды.
— Нет, я просто люблю баскетбол и приглядываю за Дай-чаном. Но теперь возьмусь за вас всерьез. На мое решение, между прочим, повлиял позавчерашний инцидент с твоим участием. – Я хищно улыбнулась. – Мне показалось, что команде не хватает деликатного женского участия.
— Я бы не сказал, что твое участие такое уж деликатное. – Куроко рассмеялся. – Те парни после твоих слов показались мне немного напуганными и растерянными.
— Да? – Я постаралась изобразить на лице удивление. – Значит, придется поработать над своими коммуникативными навыками. А то долгие годы общения с Дайки уничтожили мою женственность на корню.
Нагло. Нагло вру. Сама прекрасно понимаю, что вру и испытываю по этому поводу раздражение. Но мне хочется услышать от Куроко, что я неправа, это поможет мне понять, расценивает ли он меня как девушку.
— По-моему ты, напротив, очень женственная.
Та-дам! Вот так все просто на самом деле. В любых взаимоотношениях каждый подает сигналы о том, готов ли он вступать в переговоры. Куроко же от переговоров отказался и сдался в плен!
Стараюсь унять свой восторг, смотрю с удивлением. Пока парень не успел одуматься, подсаживаюсь к нему и подаюсь вперед так близко, чтобы без труда перехватывать его дыхание.
— Ты, правда, так думаешь? – Мой голос звучит настолько невинно, что я сама начинаю верить в свою непорочность.
Не дожидаясь ответа, мои губы тянутся к губам Тетсуя и легко касаются их, отнимая волнующее тепло. Следующую информацию я обрабатываю уже спинным мозгом, потому что головной блокировал ее еще на стадии запроса. Ощущаю лишь, как руки парня притягиваю меня к себе, и поцелуй становится более откровенным.
Я чувствовала себя растерянной, даже забыла все премудрости оральных ласк. Никак не ожидала. Можно было предположить, что Куроко оттолкнет меня, как невинная девочка, и, расплакавшись, убежит домой. Но вот, что по-мужски положит ладонь мне на затылок, придерживая голову, что настойчиво углубит поцелуй, ожидать никак не могла.
Когда он отстранился, я смотрела на него удивленными глазами и не знала, как на все это реагировать.
— Что такое? Я тебя обидел, Момои-сан?
— Нет, — ответила тоном, как будто вот-вот расплачусь.
— Что я сделал не так?
Ты все сделал не так!!! То есть так, но не как я ожидала!
— Все в порядке, — всхлипнула я.
— Извини, мне надо было быть сдержаннее. Просто подумал, что раз девушка пригласила меня на свидание, значит, я ей симпатичен. И ты подошла так близко, будто сама хотела поцелуя! Прости, я идиот! Поступать так с девушками просто непростительно!
Он продолжал извиняться, а я уже не слышала ничего, кроме глухо бьющегося в груди сердца. Я чувствовала тепло и необъяснимый покой, как будто все переболело и осталось в прошлом. Глаза стали влажными, и, сомкнув веки, я сморгнула слезинку. Затем еще одну и еще, с ужасом понимая, что я плачу. Мне было стыдно показывать Куроко свои слезы, стыдно, что не могу контролировать себя, стыдно, что нуждаюсь в его поддержке.
Парень прижал меня к груди, продолжая успокаивающе гладить по плечам, касаться губами волос. Его нежные прикосновения разливались теплом по моему телу.
Глаза уже просохли, но я все еще чувствую, как мелко содрогается мое тело. Судорожно я сжимаю пальцами плечи юноши, ищу в них ту крепость, ту твердость, которой мне сейчас так не хватает.
Руки сами тянулись к строгим, основательно выглаженным брюкам. Я услышала слабый протест, чуть было не сорвавшийся с губ парня, но успела закрыть ему рот глубоким поцелуем. Кончик моего языка скользил по гладким деснам, ребристому нёбу, зубы слегка прикусывали то верхнюю, то нижнюю губу, как будто я хотела полностью впитать его вкус.
Правая рука, наконец, справилась с ширинкой и настойчиво забралась в укромное теплое местечко, сжимая твердеющий член. Куроко боролся с собой, все больше уступая мне позиции: его тело изнывало от желания, что переполняло его кровеносные сосуды жарким пламенем. И в то же время в сознание стучалась здравая мысль «Ну, нельзя же так». Она вопила так громко, что даже я слышала ее истерический крик.
«Можно, можно», — вторила страсть.
Это – мой Неостановимый проход!
Не отдавая себе отчета, я стала еще настойчивей. Стянула с бедер парня брюки и тугие боксы, умудряясь при этом не прервать поцелуй. Я боялась, что стоит мне только выпустить Тетсу из рук, как он тут же даст деру в неизвестном направлении. Ищи-свищи потом по всему Токио! А допустить этого никак было нельзя – у меня график!
За доли секунды я опустила голову к паху парня и подобрала губами его возбужденную плоть. Куроко издал сдавленный стон и тут же закусил губу. Его пальцы мертвой хваткой вцепились в обивку дивана, и, откинув голову назад, он закрыл глаза. Для парней это мучительная пытка: головка члена так чувствительна, что каждое прикосновение проходит по нервам, многократно увеличивая эффект всех последующих. Все равно, что играть с наконечником ядерной ракеты – того и гляди, рванет!
Видя, как он млеет от новых для него ощущений, я становилась только смелее. Мои губы скользили от головки до основания члена, кончик язык порхал вокруг уретры. Венозные сосуды пульсировали под кожей, нагнетая в орган все больше крови. Я чувствовала их биение во рту и смаковала каждую вибрацию, обильно сдабривая слюной объект моей ласки.
Вынув член изо рта, я заскользила по стволу пальчиками, сжимая ладонь сильнее у самой головки. Губами оставляла влажные поцелуи на коже мошонки, касаясь легко-легко, чтобы не причинить боли. И снова брала член в рот, возобновляя нежные прикосновения губ и языка, пока не ощутила, что парень балансирует на грани блаженства.
Ну, нет. Так быстро это не закончится. Лаская его, я возбудилась сама. Мне нравилась его реакция, его пассивное принятие моей игры. Я приходила в восторг только от одной мысли, что он полностью в моей власти, и оргазм он испытает не раньше, чем я это позволю.
Я стянула с дивана сумочку и достала упаковку презерватива. Он попал ко мне весьма забавным способом – был позаимствован у Дайки (вытащила накануне из кармана его куртки). Как он попал к нему, ума не приложу, но могу с уверенностью сказать, что им он все равно бы не воспользовался. Как я уже говорила, с девушками он не общается, так что и надобности в презервативе нет. Вот я и рассудила: чего добру пропадать? А собираясь на свидание с Куроко, мне стоило задуматься о безопасности: вряд ли бы ему пришла в голову мысль, что он будет изнасилован на диване караоке-бара.
Раскатав кольцо презерватива вдоль ствола члена, я, наконец, поднялась выше, и встретила помутневший взгляд Куроко. Он смотрел на меня так, будто я открыла для него Шамбалу.
«О-хо-хо, малыш, — подумала я, — все открытия еще впереди!»
Меня переполняет желание, оно мечется по телу в поисках выхода, причиняя мне немыслимые страдания. И сейчас только этот милый парень может подарить мне чувственное облегчение. Я двинулась ему навстречу, и руки Тетсуя, наконец, обвили мое тело. Он привлек меня к себе и прижался к моим раскрасневшимся губам требовательным поцелуем. Целовал настойчиво и твердо, все сильнее впиваясь в меня, пока я не начала задыхаться.
Порой мужская благодарность готова дойти до смертоубийства!
Я забралась на парня верхом, неуклюже стягивая с себя трусики, и медленно начала опускаться на дожидающийся моего лона член. Он проникал в меня пугливо, наощупь прокладывая себе путь, а я дрожала от предвкушения, что вот-вот путы сковывающего меня желания спадут. Мне все еще было тяжело дышать, мягкое скольжение эрегированного органа по тканям влагалища гасило последние искры сознания. Как-то незаметно для меня инициатива перешла к Куроко. Он, наконец, совладал со своими ощущениями и чувствами, понял, чего хочет и как это получить. Его бедра с каждой новой фрикцией поднялись все выше, навстречу мне, и я встречала его тело, сильнее сжимая мышцы.
Он не позволял мне отстраниться, прервать поцелуй, чтобы набрать полную грудь воздуха, держал крепко, хотя, казалось бы, откуда столько силы в этом щупленьком теле. Мы двигаемся в одном ритме, и я иногда позволяю себе покачивать бедрами, чтобы придать ощущениям остроты.
Внутри так горячо, так тесно. Хочу кричать, но в легких пусто, как в выжженной пустыне. Куроко ускоряет темп, и тут я уже стараюсь не мешать. Он, наконец, ослабляет хватку, позволив мне выпрямиться, и я жадно хватаю ртом воздух. Я чувствую, как, сокращаясь, его член извергает сперму, и парень вновь до крови закусывает губы. Мне ли не знать, какое блаженство сейчас растекается по его телу?
Теперь пора позаботиться и о своем наслаждении. Я откидываюсь назад, упираясь ладонями о колени Тетсу, и поднимаю тело так высоко, как только могу. Медленно опускаю бедра, и вновь взмываю вверх, наращивая амплитуду. И, каждый раз, снова опускаясь, я стараюсь двигаться все осторожней, чтобы прочувствовать каждую вздутую вену под его кожей. От этих прикосновений по телу расходятся волны блаженства.
Полной ладонью Куроко гладит меня по животу, и это лишь усиливает пронзающее меня наслаждение. Не в силах больше противостоять натиску своих ощущений, я позволяю лавине оргазма захлестнуть меня с головой.
Напряженное до этого момента тело расслабляется, и я падаю на грудь парня. Он вновь гладит меня по спине, будто успокаивая. Ловлю себя на мысли, что успокоить он пытается вовсе не меня. Бьюсь об заклад, сейчас в его голове лидирующие позиции занимает только один вопрос: «Е-мое, что же мы наделали?».
Но вслух Куроко произносит совсем другое:
— Ты не девственна?
— А что, так заметно? – отвечаю с иронией.
— Ну, как бы да.
— В наше время свободных отношений — это норма.
— Каждый сам для себя определяет границы нормальности. Почему ты решила, что для тебя это нормально? Ты умна и красива, не испытываешь недостатка во внимании парней. Тебе не нужен секс для самоутверждения. Ты как-то слишком низко себя ценишь.
— Не усложняй все, — я целую Куроко в нос. – Мне просто нравится секс.
Обнажая мужчину, женщина способна обнажить и его душу, именно этим я всегда и пользовалась. Но почему-то некоторым из них приходит на ум, что девушку также легко разгадать, всего лишь переспав с ней. Это не так: душа женщины обитает отдельно от тела.

Запись в блокноте:
Куроко бесцветный, никакой. Он не имеет запаха и не имеет вкуса. Он как вода, утоляет жажду, но не запоминается. Он обезличил себя догматами и пытается жить в тени тех, кто сияет ярче.
Когда-нибудь, я почти наверняка уверена в этом, он выйдет из зоны собственного комфорта, и тогда будет способен удивить всех, кого когда-либо встречал на своем пути. Я бы очень хотела посмотреть на это, потому что удивить меня ему уже удалось.

Примечание:
*окономияки — популярное японское блюдо из разряда «фастфуда», жареная лепёшка из смеси разнообразных ингредиентов, смазанная специальным соусом и посыпанная очень тонко нарезанным сушёным тунцом

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.