Под одним одеялом: Будь ты проклят, Аомине Дайки!

Автор: Анастасия Энн
Фэндом: Kuroko no Basuke
Пэйринг: Момои и «Поколение Чудес»

Просыпаться не хочется. Идти никуда не хочется. Не хочется есть, не хочется спать, не хочется вообще что-либо делать. Сверлю глазами потолок, наблюдая за тенью легкого тюля, который колышется от дуновения ветра. В голове ровным счетом никаких мыслей, в груди пусто, как будто все мое нутро выпотрошили, умудрившись даже каким-то способ вынуть душу.
На телефоне 87 неотвеченных вызовов, 54 СМС-ки, большая часть из которых от Аомине. Видимо, чувствует свою вину, дрянь. Я уже три дня не появлялась в школе, пропускала тренировки. По счастливому стечению обстоятельств, подруг у меня не было – никто не поднял, до поры до времени, кипишь, так что времени для самокопания было предостаточно.
С раннего детства меня все считали миленькой, но только в средней школе я поняла это, когда парни наперебой стали добиваться моего внимания. Я это внимание поощряла, мне нравилось чувствовать себя желанной. Мой же друг детства упорно не замечал, что вчерашняя девочка, наконец, стала девушкой. Наверное, именно тогда он стал больше времени уделять баскетболу, а не общению со мной. На какие ухищрения я только не шла: собственно и в баскетбольный клуб записалась только из-за него. Все бестолку! Хоть не выгонял с тренировок их команды, когда я приходила после уроков в спортзал. Мне нравилось наблюдать за его игрой, таким образом я совершенствовала и свой стиль. И это помогло мне сблизиться с его товарищами по мячу.
— Ты прехорошенькая, — засмеялся светловосый паренек, недавно присоединившийся к их клубу. Он присел рядом со мной на скамейку и опустил ладонь мне на колено.
— Кисэ? Правильно? – я натянуто улыбнулась. Он был красавчиком, таким, что глаз не отвести: гладкая нежная кожа, миловидные черты лица, как у девушки, ресницы длинные-предлинные и черные – даром, что сам блондин. Никогда не питала слабости к таким парням.
— Ты запомнила! – парень широко улыбнулся и зажмурил от удовольствия глаза.
Помимо привлекательной внешности и чертовского обаяния, Кисэ Рёта обладал прекрасными физическими данными, идеальным спортивным телом. Благодаря чему он прочно закрепился не только в баскетболе, но и в модельном бизнесе. У него были все шансы приобрести широкую известность в качестве айдола.
— Я что вообще спросить хотел, нет желания пройти пробы для съемок в рекламе? Мне как раз сейчас подбирают партнершу.
— Кисэ, это такой способ склеить девушку? Мог бы просто сказать, что я тебе нравлюсь. – Сама того не замечая, я, кажется, начала с ним заигрывать. Зачем, ума не приложу?!
— О, девушек я не так клею. Есть более легкий способ. – Парень провел рукой по волосам и пристально посмотрел на меня исподлобья, демонстрируя оговоренный метод.
— Сработало, — ответила я, закусив губу. Да-да, сердце дрогнуло – этот пронзительный взгляд меня покорил. Но все равно, Кисэ до тошноты сладкий.
— Так как? Пройдешь пробы?
— Зачем это тебе?
— Ты мне нравишься.
— И когда прослушивание?
— Послезавтра, в 10 утра.
— Я, пожалуй, рискну. Если ты меня сопроводишь.
— На то и расчет, — он вновь улыбнулся мне самой обольстительной улыбкой.
Да что у него на уме?!
Я проследила взглядом, как Кисэ вернулся на площадку, по-дружески приобнял со спины Аомине, но тот лишь отстранился и, обернувшись, посмотрел на меня, будто искал в моих глазах ответ на вопрос, что от меня потребовалось белокурой бестии. В моей груди как-то иначе начинало биться сердце, каждый раз замирая, стоило только подумать о руках моего лучшего друга, губах, горячем дыхании. Ненавижу себя за эти чувства. Ненавижу за то, что не могу с ними справиться.
И какого черта я вспоминаю об этом сейчас?!
Ах да, опять звонит телефон. Нащупав рукой аппарат, подношу его к лицу.
«Входящий вызов от абонента: Дай-чан».
Жду, когда он потеряет терпение, и читаю надпись на дисплее: «88 неотвеченных вызовов». Почему бы ему просто не прийти ко мне? Если действительно переживает.
Как будто всевышний услышал мои мольбы*, тихий стук в дверь, и голос мамы тихо увещевает: «Сатсуки, к тебе пришли». Но на пороге не Дайки, как бы сильно я это не желала. Открыв дверь, я встречаюсь взглядом с янтарным сиянием глаз Кисэ.
— Проходи, — шепчу невпопад и открываю дверь шире, чтобы впустить гостя. – Извини, у меня не прибрано.
Кисэ молча сел на стул, придвинутый к компьютерному столу, я расположилась напротив него, на своей кровати. Он не пытается начать разговор первым, или же просто не знает, что сказать: наверняка заметил отекшее лицо и опухшие веки, но предусмотрительно об этом умолчал.
Спрятав лицо в ладонях, еле смогла выдавить из себя:
— Я подвела тебя. Вся затея была глупой изначально.
— Почему ты отказалась? – спросил блондин, сделав тяжелый вздох.
— Ну, сам подумай, какой из меня айдол?! – чтобы не расплакаться, я фальшиво засмеялась. – Я слишком умна для этой работы.
— Мне показалось, что тебе будет интересно попробовать себя в новом амплуа. Сложно не заметить, что все необходимые данные для карьерного роста у тебя имеются.
Так! Стоп! Я впилась в лицо парня глазами, смотрела пристально, пытаясь понять смысл его слов: его взгляд, чуть приоткрытые губы – я привлекаю его как девушка, но вместе с тем я чувствую себя рядом с ним защищенной что ли. Он надежный и, наверное, даже заботливый. Я бы хотела, чтобы у меня был такой друг, друг, которого я бы не захотела затащить в постель.
Ну, вот, опять подумала о Дайки. Как не сопротивляйся, а мысли все равно стремятся к нему, особенно после того, что он наговорил.
— Это все из-за Аомине? – вкрадчивый голос Кисэ ранит мое сердце еще больше. Мне становится страшно от мысли, что все мои чувства для него как на ладони. Хотя, наверное, причина в том, что именно Дайки встретил нас, когда мы возвращались с прослушивания, и повел себя, мягко говоря, недружелюбно, чего прежде за ним не наблюдалось.
— Рёта, твой дом, кажется, совсем в другой стороне, — сказал он вместо приветствия.
— Я не отпустил бы столь привлекательную девушку одну на ночь глядя. – Кажется, в голосе Кисэ послышались издевательские нотки. Он с вызовом посмотрел на Аомине.
Между ними было какое-то непонятное мне напряжение, и оставаться в эпицентре этой бури совсем не хотелось. Раньше казалось, что они отлично между собой ладят, так что о причинах конфронтации оставалось только догадываться. Я взяла Дайки за руку, шепнув «Пойдем», и потянула за собой.
— Извини, Кисэ, и спасибо, что проводил. С Аомине я буду в безопасности. – Я улыбнулась ему на прощание, а он лишь подмигнул в ответ.
Когда парень скрылся за поворотом, Дайки позволил себе расслабиться.
— Что на тебя нашло, Дай-чан? – мой голос был нежен, как и всегда, когда я говорила с ним. Мне кажется, его звучание успокаивало друга.
— Не хочу рядом с тобой видеть этого парня.
— Почему?
— Он слишком легкомысленный.
— Да брось ты, — я рассмеялась и еще сильнее стиснула руку Дайки, он стоически вытерпел мои притязания. – Он милый и добрый. Кажется, я ему нравлюсь.
— У вас было свидание?
— Нет! Он предложил мне попробовать силы в рекламном бизнесе, сказал, что милая мордашка поможет мне стать популярной. Я, правда, милая? – Задрав голову выше, я поймала устремленный на меня взгляд Аомине.
— Правда, — сухо ответил он и зашагал дальше к моему дому.
Вот где? Где мой прославленный незаурядный ум, когда надо поддержать беседу с этим парнем? Да я тупею рядом с ним! Нужна ли мне вообще такая компания? Я больше склонялась к отрицательному ответу.
— Тогда понятно, почему я приглянулась менеджерам. Мне предложили контракт! – радостно завизжала я, и парень встал на месте, как вкопанный. – Ну, скажи, что я молодец! Скажи!
— Нет! – рявкнул он, и в этом голосе зазвучала неподдельная ярость.
— Что в этом такого? Я смогу заработать, получу перспективы карьерного роста… Да и какая девочка не мечтает оказаться на страницах глянцевых журналов?!
— Сатсуки, это совсем не смешно.
— Я и не думала шутить. Мне действительно этого хочется!
Да и глядя сейчас на Дайки, как-то совсем не хотелось шутить. Он стискивал с силой кулаки: похоже, действительно был вне себя от злости. За то, что провела весь день с Кисэ? Что откликнулась на его предложение? Или что успешно прошла пробы?
— Нет! – снова отрезал он.
— В конце концов, ты не имеешь права вмешиваться в мою жизнь! Это только мое решение!
Кто бы мог подумать, что здесь, в людном переулке, где прохожие торопливыми шагами спешат по своим делам, вдруг разразится ссора двух закадычных друзей. Мы ведь всегда были близки, всегда доверяли друг другу, у нас были общие увлечения, общие интересы. И сейчас мы стремились сохранить свои отношения, но, казалось, ценой куда более высокой, чем следовало бы. Были ли его слова вызваны ревностью или простой заботой обо мне, кто сейчас разберет, но выглядел он обеспокоенным.
— Я не хочу, чтобы на тебя глазели все, кому ни попадя! – Он снова рычит на меня, ну, это уже ни в какие ворота.
— Да мальчики в школе меня и так глазами раздевают – раньше тебя это не особенно-то волновало.
— Ну, это каких усилий требовало, представить тебя без одежды. А так им даже утруждаться не придется! – Аомине схватил меня за плечи и притянул к себе, чуть ли не подняв над землей. Здоровый же он. Как-то раньше не обращала на это внимания.
— Если Кисэ еще раз затащит тебя на съемочную площадку, — продолжил он, — я вам обоим головы откручу.
Он открутит, согласилась я, и решила не испытывать судьбу. В индустрии развлечений и без меня полно смазливых мордашек, а вот в баскетболе я буду вне конкуренции. Именно поэтому все свои силы я начала отдавать тренировкам.
— Я не думал, что он такой тиран, — рассмеялся Кисэ, выслушав мой рассказ. Он откинулся на спинку стула и закинул руки за голову.
— Тиран и ханжа, — надула я губы.
— Наверное, он просто не умеет по-другому выражать свои чувства. Одного понять не могу: откуда у него столько самообладания, чтобы находиться рядом с тобой и ни разу не попытаться…
Кисэ не договорил. Вместо этого он встал со стула и подошел ко мне, опустился рядом на колени.
— Даже я теряю над собой контроль…
Большие теплые ладони скользнули по моим икрам, как будто само солнышко прикоснулось ко мне. Мне бы хотелось насладиться этими приятными ощущениями, но пронизывающий холод все ближе подбирался к моему сердцу, замедляя его биение. Конечно, парень и понятия не имеет, что не только ссора с Аомине послужила причиной моего депрессивного состояния. Ведь позже мы с ним виделись, не сказать, чтобы прям по душам пообщались, но дежурными фразами обменялись. Хотя от этого его равнодушия мне становилось только хуже. Сначала накричал на меня, пригрозил Физической расправой, а теперь нос воротит, как ни в чем не бывало. Но окончательно меня подкосила сделка с Акаши-куном. Я питала нежные чувства и к Мидориме, и Мурасакибаре, а Кисэ, так вообще, какой-то родной. А я вот так жестоко играю на их желаниях и чувствах…
— Прошу, Кисэ, не сейчас, — я отстранилась и убрала его руки. Мне совсем не хотелось отказывать ему, но сейчас, действительно, не тот момент.
Он понимающе улыбнулся, погладил по голове, будто я была маленькой девочкой, и ушел. Скверно, но я даже не попыталась остановить его, не предложила проводить.
92 неотвеченных вызова.
На 95 вызове я даже подумала, а не взять ли мне трубку. Я почувствовала угрызения совести за свое поведение: Аомине же ни в чем не виноват. Но стоило представить, как по моему слуховому нерву заструится его низкий голос, желание общаться мгновенно улетучилось.
За сотню число вызовов не перевалило. Может быть, помешала ночь, и Дайки просто не хотелось тревожить мой сон (хотя сон мне как раз-то ни в какую не шел). А, может быть, ему надоело слушать бесконечно длинные гудки в трубке.
Когда рассвело, мне совсем не хотелось открывать глаза. И сегодня то же состояние, что и все последние дни. Какого черта?
— Момои… — позвал голос, который я меньше всего хотела слышать. – Не заставляй меня при маме тащить тебя под душ, чтобы привести в чувства.
— Мама? – я вскочила как ошпаренная.
На пороге комнаты действительно стояла мама и улыбалась так, как будто хотела в чем-то покаяться. Я видела по ее глазам, что она чувствует себя ужасно виноватой. «Извини, я не нарочно. Он сам вломился, а как такого здоровяка в дверях удержишь?» — говорил ее взгляд.
«А?» — ответил мой до того, как успел переместиться на сидевшего у моей кровати смуглого юношу.
— Дайки!
— Ага, я, — кивнул тот. – Неужто вспомнила, кто я такой? А то трубку не берешь, на звонки не отвечаешь. Уже и не знаю, что подумать.
— Я… — Что сказать-то? Что сказать??? «Я тебя ненавижу»? «Дай-чан, ну, и сволочь же ты»? «Хочу, чтобы ты был рядом»? «Я тебя лю…»?
— Сатсуки!
— А?
— Я переживал за тебя, понимаешь? Нельзя же вот так пропадать.
— Почему? Почему переживал?
— Совсем дура, Сатсуки? Я же люблю тебя, ты мне дорога. Думал, вообще до утра не дотяну. Хотел ночью к тебе бежать, чтобы убедиться, что ты в порядке.
А за предшествующие два дня желания навестить меня не возникало? Сволочь ты все-таки.
— Любишь? – только и смогла выдавить я.
— Конечно, люблю. Ты же мне как сестра.
Хрусть. Что-то сломалось. Надорвалось, где-то глубоко внутри меня. И зашелестело, осыпаясь прахом.
Будь ты проклят, Аомине Дайки!

Примечания:
*И, пользуясь случаем, я передают привет Ято (серьезно, написала это, думая о нем): когда-нибудь я и до тебя доберусь, бездомный бог ))

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.