Под одним одеялом с Мидоримой Шинтаро

Автор: Анастасия Энн
Фэндом: Kuroko no Basuke
Пэйринг: Момои и «Поколение Чудес»
Рейтинг: NC-17

Утренний воздух был свеж и прохладен, мне показалось, он наполнен запахом моря, чуть солоноватым, терпким, и это отлично помогало взбодриться. Солнце, едва поднявшись из-за горизонта, уже не было таким палящим, как летом, но его лучи, распростертые над землей, дарили легкое воздушное тепло. По привычке не позавтракав, я заскочила на кухню, чтобы взять яблоко, и выбежала из дома. Мама ругалась мне вслед, что я ничего не ем и «совсем исхудала». Объяснять, что у меня просто режим питания и ем я достаточно для растущего организма, было просто недосуг.
До школы порядка двух километров, и это отличный повод для утренней пробежки. Школьная форма аккуратно сложена в рюкзак, сверху бутылка минеральной воды и выкраденное из холодильника яблоко. Включаю музыку в плеере и беру разбег.
Хотелось бы закрыть глаза и бежать наугад, подставляя лицо встречным порывам ветра. Музыка заставляла мое сердце биться неровно, ускоряя темп. Душа встрепенулась, расправляя крылья, а ступни все реже касаются земли – я почти лечу!
Когда за поворотом появляется четырехэтажное здание школы, я замедляю бег, постепенно переходя на шаг, и останавливаюсь у свободной лавочки. Скидываю рюкзак и разминаюсь: упражнения на растяжку, приседания, наклоны. На последнем подходе из ушей у меня выпадают наушники, и вместо красивой чувственной мелодии я начинаю слышать сотни голосов. Не успев выпрямится, я вижу, что чья-то тень загораживает меня от утреннего солнца. Тень наклоняется, и ее левая рука с аккуратно забинтованными пальцами поднимает с земли мои наушники.
Первая цель намечена! И очень кстати!
Мидорима Шинтаро был высок и смотрел на всех сверху вниз, характер у него тоже был не из покладистых. Я успела заметить это за тот небольшой промежуток времени, что мы были знакомы. Я периодически присутствовала на тренировках баскетбольной команды «Тейко» и пару раз ездила с ними на соревнования, но как-то познакомиться с Мидоримой поближе возможности не представлялось. От сверстников он старался держаться обособлено, дружеских отношений ни с кем не заводил, в диалоги вступал неохотно, а если и говорил, то заносчиво, будто считал всех вокруг хуже себя.
Как у любого привлекательного спортсмена, у парня был свой фан-клуб внутри школы и, разумеется, поклонницы, но почему-то ни с одной из них я его не встречала.
— Это «Канон в Ре Мажор» Иоганна Пахельбеля? – спросил Мидорима, прислушиваясь к музыке, доносившейся из наушников. Он приблизил динамик к уху и закрыл глаза, прислушиваясь к мелодии, затем согласно кивнул и вернул мне наушники.
— Не думал, что ты слушаешь симфоническую музыку. – Его слова прозвучали таким тоном, будто я виновата в том, что не оправдала его надежд.
— А что такого? – ощерилась я, метнув в парня яростный взгляд.
— Да ничего, просто удивился, — ответил он равнодушно и, закинув сумку за спину, пошел в сторону школы широкими шагами. Ноги у него были длинные, и от этого он казался еще выше, хотя по росту и без того был вторым в команде, после Мурасакибары, у которого в роду, похоже, были титаны.
Мидорима не смотрел по сторонам, не обращал внимания на стоны поклонниц и игнорируя восторженные окрики. Возможно, он был слишком увлечен своими мыслями и не слышал, что происходит вокруг. Но что-то мне подсказывало, что он просто не считает нужным быть любезным с другими. Я мысленно улыбнулась: мне это нравилось!
— Шинтаро-кун, — окликнула я его, и Мидорима обернулся. Он остановился, видя, что я иду следом. Ох, как приятно: ко мне этот парень относится гораздо благосклоннее, чем к прочим. Просто потому, что мы знакомы? Вряд ли.
— Что ты хотела, Момои? – отрадно видеть, что свою неприветливость он не утратил.
— Ничего особенного, — я улыбнулась. – Просто давай пройдемся вместе.
Мидорима фыркнул, но позволил мне идти рядом. Я взяла его под свободную руку, незаметно приложив кончики пальцев к его запястью. Пульс учащенный, как я и думала. Любопытно.
Подвернувшийся под ногу камушек нарушает мое равновесие – и я оступаюсь, всем телом заваливаясь назад. С губ срывается вскрик, но парень подхватывает меня, не давая упасть. Я поднимаю взгляд, вглядываясь в его зеленые глаза, и вижу всю их глубину даже через толстые линзы очков. Зрачки напряженные, широко раскрытые – ни каких сомнений, Шинтаро хочет меня. И это сдерживаемая страсть; когда она вырвется из-под контроля, то снесет все на своем пути. Ух, не хотела бы я оказаться в эпицентре в этот момент. Но с другой стороны мне не терпелось узнать, каким любовником может быть Мидорима. Его грубость и пренебрежение явно напускные, а под хитиновым панцирем обычно скрывается нежная мягкая плоть.
— С-с-спасибо, — проронила я небрежно, еще находясь в руках парня. Хватка его была крепкой, никакого напряжения – это удивительно: Мидорима невероятно силен.
— Какая же ты неуклюжая! Тебе не страшно на баскетбольную площадку выходить с такой координацией? – парень нахмурился, он не спешил меня отпускать.
— Если бы мне пришлось выходить против тебя, было бы страшно.
Его ресницы дрогнули, но больше никаким образом на мои слова Мидорима не отреагировал. Он выпрямился и резко дернул меня на себя: силой инерции я влетела в твердую грудь парня, и мое дыхание сбилось. В паху стало жарко, а сердце забилось быстрее.
— Идти сможешь?
На вопрос я с готовностью кивнула и попробовала сделать шаг, но снова осела, не в силах перенести весь свой вес на собственные ноги. Мидорима снова поддержал меня и привлек к себе, чтобы я смогла устоять.
— Видимо, вывих, — подытожил он.
— Извини.
— Я отнесу тебя в медпункт.
Не дожидаясь моих слов, парень легко подхватил меня на руки и понес в здание нашей школы.
Что и говорить, я прирожденная актриса. Может, и зря отказалась от съемок в рекламе? Вдруг стала бы знаменитой, выбрав эту стезю? Но пока мне нравилось быть просто Момои Сатсуки: миленькой школьницей, неплохой баскетболисткой, другом Аомине Дайки, менеджером баскетбольного клуба «Тейко». Меня по правде все устраивало, даже то, что на глазах у всех школы меня на руках несет Мидорима Шинтаро. Собственно, именно с этой целью и был разыгран весь спектакль, только уверенности в том, что парень так благородно предложит мне свою помощь, не было. Но, как я и сказала, под хитиновым панцирем всегда скрывается мягкая плоть.
Упрашивать оставить меня в медпункте и не дожидаться осмотра врача не пришлось – Мидорима и сам как-то быстро ретировался, едва я оказалась на кушетке. Доктору я сказала слегка приукрашенную правду о том, что оступилась и «вроде как, потянула ногу». Растяжения осмотр не выявил, но на всякий случай было решено наложить повязку.
Я ходила по школе, щеголяя бинтом как трофеем: за все то время, что играю в баскетбол, у меня не было ни одной травмы. Я, конечно, падала, нарывалась на очень жесткий блок, но дело ограничивалось лишь ушибами и ссадинами, которые лечатся при помощи холодного компресса и йода. Приятели расспрашивали о том, что случилось, и я красочно описывала, как доблестно приняла поражение в неравной схватке с асфальтом.
Когда занятия закончились, многие ученики разбрелись по домам, другие разошлись по клубам, кружкам и секциям. Я же решили бесцельно погулять по школе. Хотя кое-какая цель у меня все-таки была — мне очень хотелось перехватить после занятий Мидориму, пока он не успел добраться до спортзала, ибо выманить его оттуда уже наверняка не получится. Но он, как оказалось, на тренировку не спешил. Я застала парня в музыкальном классе, по истине это самое безлюдное место во всем учреждении: сюда не часто заглядывали даже во время уроков.
Он сидел за фортепиано и неторопливо наигрывал «Канон в Ре Мажор», что услышал утром из моих наушников. Интересно, ему просто нравится мелодия или же она напоминает ему обо мне? Пальцы Мидоримы легко касались клавиш, извлекая чарующую мелодию, что так нежданно соединила нас. Получается, он был асом не только в баскетболе — музыкант из него тоже получился бы выдающийся, но, видимо, спорт ему ближе.
— Оказывается, ты разбинтовываешь пальцы не только перед тем, как взять в руки мяч, но и когда играешь на фортепиано, — произнесла я, остановившись за спиной парня.
— Люблю чувствовать кожей прохладу клавиш, и звук так получается чище, — ответил он, ничуть не разозлившись на меня за то, что помешала его музицированию.
— В свое время меня хотели отдать в музыкальную школу, но передумали после того, как я сломала семь инструментов подряд. Родители решили, что обучать меня искусству слишком расточительно для семейного бюджета.
— Поиграть на фортепиано не предлагали? – усмехнулся парень, отодвигаясь от инструмента, словно предлагая мне занять его место.
— Побоялись, — ответила я, мотнув головой.
— Сломать его совсем не просто.
— Ты плохо меня знаешь, — я задумалась, — хотя чего жалеть школьное имущество?
Осторожно закрываю крышку фортепиано и сажусь перед Мидоримой, чутким слухом улавливаю изменение его дыхания: оно становится более глубоким, тяжелым. За непоколебимым внешним спокойствием пылает настоящий пожар страстей. Самообладания ему не занимать – он эксперт в сдерживании эмоций. Единственная эмоция, которая не поддается его контролю, это раздражение. Я решаю подстегнуть его и слегка раздвигаю ноги – взгляд парня скользит по их чувственным изгибам: от лицезрения этих прелестей никто не способен воздержаться.
— Ты делаешь это намеренно? – спрашивает он, переведя дух.
— Что? – нарочито наигранно удивляюсь я.
— Волнуешь меня.
— Как ты только догадался?!
На мои слова Мидорима сорвался с места, да так быстро, что я увидела лишь смазанную тень. Его тело плотно прижалось к моему, бедра протиснулись между моих ног, а руки твердо уперлись в крышку фортепиано по бокам от меня. Я оказалась зафиксирована так надежно, что не могла даже пошевелиться. Ох, Шинтаро-кун знает, как пробудить во мне желание.
— Не надо играть со мной, — сказал он мне на ухо, и в его словах я расслышала угрозу. Видимо, парень даже не догадывается, что охота объявлена как раз на него.
— Сейчас не время для игр, Шинтаро-кун, — ответила я, подаваясь вперед.
Мои губы потянулись к лицу Мидоримы, и он накрыл их поцелуем, жестким, требовательным, и от того еще более волнующим. Его вкус был терпким, ароматным как вкус зеленого яблока. Мне хотелось распробовать его лучше, поэтому мой язык глубже проникал ему в рот, легко скользил по верхнему нёбу и замирал, ожидая ответной ласки. Я боялась, что моя настойчивость насторожит парня, но это, похоже, его волновало меньше всего. Он поочередно покусывал мои губы, втягивая их в рот
Мидорима становился все уверенней, он позволил своим рукам сжать мои бедра, пододвинул таз ближе к себе, плотно прижавшись пахом. Я обронила стон, не сумев совладать с эмоциями, и искренне удивилась тому, как легко и быстро Шинтаро смог пробудить во мне страсть. Он хотел меня так сильно, что его желание захлестнуло меня с головой.
Правой рукой я провела по его возбудившейся плоти, упорно натягивающей ткань брюк. Это прикосновение не столько раззадорило парня, сколько меня саму, словно прорвало плотину: куда-то делись мои смущение и нерешительность.
Да, я люблю секс, и не вижу ничего плохого в том, чтобы наслаждаться им с несколькими партнерами. Можно даже одновременно. Зачем ограничивать себя, лишать каких-то радостей в угрозу чужим суждениям? Полигамия – явление естественное не только для мужчин.
Но застенчивость в столь пикантном вопросе присуща и мне. Играючи я могу соблазнить любого мужчину, заливаясь при этом румянцем. Причем, чем ближе и роднее мне человек, тем больше я теряюсь рядом с ним.
Думать о чувственном аспекте мне не хотелось совсем. Все размышления о любви приводили меня к глубокой депрессии: я боялась, что уже давно по уши влюблена.
Пальцы Мидоримы, нежные, трепетные, настойчивые, поглаживали меня по внутренней стороне бедра, уверенно приближаясь к намеченной цели. Я лишь отвечала поцелуями: в жесткие тонкие губы, длинную шею, впалые щеки. Ему нравилась моя уступчивость, то, что я открыто принимаю его ласки, медленно пробираясь за отворот брюк. Там было так жарко, прямо под моей рукой: член упирался мне в ладонь влажной головкой, словно пес, жаждущий ласки. Я поглаживала его, отмечая каждое вздрагивание и пульсацию вдоль вен. Хотелось впиться в него губами, дать тепло своего горла.
— Какая же ты горячая, — шепнули губы мне в ухо.
— Ты распаляешь меня, — шепчу в ответ и шире раздвигаю ноги, позволяя пальцам Мидоримы прикоснуться к самой чувствительной части моего тела через кружева трусиков.
От этих прикосновений я начинаю задыхаться, и мои соки обильно смачивают белье. Желание становится таким сильным, что хоть вой. Мне хотелось умолять: «Войди же в меня! Скорее! Сейчас!» Кричать, что есть силы. Но осознание того, что мы находимся в музыкальном классе средней школы, пресекало мой порыв. Мне повезло, что Мидорима был не так чувствителен к обстановке: он проявлял прежнюю настойчивость, отодвигая край ажурных трусиков и углубляясь пальцами в мое тело. Я двигалась навстречу его движениям, наслаждаясь приятным теплом, скапливающимся между ног.
— Хочу тебя, — вновь шепчет голос.
— Давай же, — произношу едва слышно в ответ.
Я быстро расстегиваю молнию его ширинки и приспускаю брюки, внутри все исходит истомой при виде крупного члена, что упирается мне в живот. Мидорима приподнимает меня повыше, подложив ладони под ягодицы, и входит так быстро, что у меня захватывает дыхание. Каждая новая фрикция, как с обрыва в пучину моря. Я задыхаюсь. Руки безвольно лежат на его напряженных плечах, голова упирается в его подбородок. Он целует мои волосы, все сильнее сжимая ягодицы, а я закусываю губы, что не закричать от наслаждения. Такой твердый и горячий, двигается так быстро, что я больше не могу сдерживаться. Закидываю ноги ему на бедра, тесно обвиваю, прижимая к себе, чтобы хоть чуточку замедлить парня, но он, похоже, даже не замечает моих манипуляций. Настойчиво и резко входит меня на всю длину члена.
Жар в животе просто нестерпим, дрожь в чреслах все сильнее – в этот раз никак не сдержаться. Кончаю с рыком, пряча лицо на груди Мидоримы, гораздо раньше, чем он. Парень все еще продолжает двигаться, поднимая меня все выше и выше, на новый виток наслаждения. Вагинальные мышцы сокращаются резко и часто, сотрясая мое тело, даря дополнительное наслаждение Шинтаро. Я чувствую, как он сбивается с ритма и вынимает член, чтобы обронить семя на пол. Продолжаю ласкать его, пробегая ладонью по стволу. Он совсем без сил, наваливается сверху, вдавливая меня в фортепиано, и, кажется, я даже слышу, как хрустят мои кости.
— Шинтаро-кун, раздавишь, — хриплю из-под груды его обмякшего тела. – Перелом костей в медпункте не вылечат.
— Прости, — отзывается он еле слышно, отстранившись. – Особенно за то, что накинулся на тебя. Я должен быть сдержанней.
— Я была совсем не против, — усмехнулась я и соскользнула с музыкального инструмента. Ловко натянув трусики и успокаивающим жестом скользнув по плечу парня, уже тише добавила:
— Мне очень понравилось. Определенно, надо будет повторить.
— Лучше не стоит, Момои. Ты, несомненно, красивая девушка, ты волнуешь мое тело, будоражишь мои мысли, — жить с этим было бы невыносимо. Да и признайся, я совсем не тот, кто тебе нужен.
Я стояла, безмолвно хлопая глазами. Мидорима отшил меня. Не то, чтобы я сильно переживала по этому поводу, но подобной реакции совсем не ожидала.
— Гороскоп Оха Аса предупредил, что отношения с девушками-тельцами могут кардинально изменить мою жизнь, — пояснил он. — А меня пока все в ней устраивает.
— Хорошо, — я лучезарно улыбнулась, — надеюсь, этот инцидент не помешает нашему общению.
Мидорима не знал, что ответить: ситуация, скажем прямо, сложилась не самая простая. Поэтому я решила спасти положение, выйдя из музыкального класса со словами «Не болей». Я и сама не знала, как скрасить неловкость всего произошедшего. По крайней мере теперь, я знаю точно, какой человек скрывается за непроницаемой внешностью неприветливого Мидоримы Шинтаро: на 1/6 часть задание Акаши Сейджуро выполнено.

Запись в блокноте:
Мидорима мне нравится, но иногда его наигранное высокомерие раздражает. Он не может быть уступчив ни с кем, даже с девушками. То ли это эгоизм, то ли упрямство. И при множестве положительных качеств, эта черта отбивает любое желание бороться за его внимание. Возможно, с возрастом он перерастет свой юношеский максимализм, но пока я даже не вижу никаких тенденций к улучшению.
Он весьма чувствителен к лести, а это не самая лучшая черта характера для парня. Однако сила его рук просто поражает — и я просто не могла не отметить этот факт. Он настолько сильный, что, я даже не сомневаюсь в этом, может отправить мяч в корзину через все поле! Его ладони не дрожат, двигаются всегда уверенно — это запросто определит точность бросков. К тому же Шинтаро очень быстрый и ловкий. Если отточить его умения, равных ему на баскетбольной площадке не будет!

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.